antrum: (Default)
Однажды я и сестра Катя узнали, что завтра сдавать французский. Мы учились заочно, так заочно, что ни одной лекции до экзамена не посетили.
Катя когда-то недолго ходила на курсы французского и, понадеявшись на те знания, улеглась спать. А я до желтой зимней зари читала сквозь сон методичку, пока не звякнула очками об стол. Уже по дороге на экзамен я от отчаяния вызубрила заданный текст про времена года, так и не разобравшись толком с правилами чтения и понимая только слово "сезон". Заучила, как стихи футуристов.
Преподавательница оказалась пышной молодой блондинкой в золоте и помаде. Катя получила пятерку, следом пошла я. Провалила грамматическое задание и приступила к декламации текста, старательно акцентируя последние слоги:
- Тутэ ля сезон дэланье...
- Что? - спросила преподавательница.
- Тутэ ля сезон дэланье... - прошептала я.
- Какое тутэ? - презрительно сказала она. - Туле!
(Катя считает, надо было сказать: "Тутэ ля сезон дэланье. А тутэ - моя зачетка".)
Француженка заговорила про день пересдачи и спросила мою фамилию.
- Глущенко? Но у меня только что была одна Глущенко.
- Моя сестра.
- Катя? Ваша сестра? - воскликнула она.
И, помолчав, удивленно добавила:
- А Катя хорошо выглядит.
После чего поставила тройку.
Красота спасет мир, но, что еще важнее, она способна уберечь от пересдачи.

* * *

Однажды мы жили с Вадимчиком. Это была осень, полная смеха, полуночных разговоров и чаепитий. Как часто бывает, особенно прекрасной эту осень делало осознание нашей уязвимости. Вадим перенес сотрясение мозга, Макс и я болели, с работой и продовольствием было туго.
Как-то раз одновременно с деньгами закончилась туалетная бумага. Вадимчик принялся шерстить карманы в поисках мелочи и заметил:
- Что-то, ребзя, мы почти не жрем, а срем все так же.
Блестящее резюме той прекрасной осени.

* * *

Однажды ночью, когда мощно заболели почки, мне пришлось вызвать скорую. Я ожидала какого-нибудь укола, но меня вдруг повезли в близлежащую больницу. Там заспанный врач согласился, что госпитализация необязательна, а при ухудшении я всегда могу вернуться. Выписал рецепт, направил в аптеку, а потом к медсестре на укол.
Но мне было неловко, что мой приезд перебудил стольких людей, еще и в ночь после пятницы, когда все отмечали двадцать третье февраля. Медсестра дремала за столом, уронив на руки темно-красную голову, и я решила, что укол поручу Максу. Купила в аптеке ампулы и побрела домой сквозь предрассветную тьму и хлад.
Это был потрясающе нелепый вызов скорой. К тому же Макс случайно раздавил ампулу, а круглосуточных аптек рядом не было, поэтому укол до утра сделать так и не получилось. Словом, медицина пыталась облегчить мне жизнь, но споткнулась об мой же идиотизм. Я ведь даже не догадалась вызвать такси домой! Так и плелась дворами.
Однако этот ночной визит украсил пациент, которого я встретила на выходе из приемного покоя. Он курил на крыльце, опираясь на палку. Завел светскую беседу, отметил редкие звезды и причуды февральского ветра. И сказал, что ночь не задалась: чай у него есть, еда и хлеб есть, а вот на приправы денег не хватило. Не помогу ли я двумя рублями. И я помогла. Он обрадовался: сейчас сгоняет в круглосуточный, там и купит.
Услышав эту историю, Макс поднял меня на смех:
- Приправы? Ты действительно думаешь, что ему были нужны приправы? Встал ночью пациент, что-то ему не спится. Ах, да! Приправ же не хватает! Побегу-ка за ними в круглосуточный.
А мне тогда, в темном больничном дворе, показалось естественным желать перед рассветом не чего-нибудь, а именно приправ к хлебу. Карри, белого перца, имбиря. Надеюсь, тому пациенту не стало хуже.

* * *

Эти события объединяет только то, что их все мы вспомнили на днях, когда пили приправы, уже закончив учебу, сытые и с притихшими почками.
antrum: (Default)
Свадебное путешествие намечалось на Тарханкут, но мы, неторопливая пара, собрались лишь пять лет спустя. И в день деревянной свадьбы первым делом сняли обручальные кольца, чтобы те не ускользнули в морские бездны.
Нас отвезли Дик и Надя. Без их участия мы бы и к золотой свадьбе туда не доползли!

Мама знала, что выезд назначен на девять. Попросила по телефону:
- Время от времени позванивай, говори: мамичек, мы там-то и там-то.
Однако мы задержались. И в одиннадцать я позвонила и сказала:
- Мамичек! Мы уже на Правде.
Еще два часа спустя я хотела сообщить: "Мамичек! Мы уже в районе Подстанции", но линия, к сожалению, была занята.

В начале пути из динамиков донеслась моя любимая песня Soldier of Fortune. Я оживилась:
- О! Дип Пёрпл!
- Что Дик сделал? - спросил Макс.

В окна врывался шумный ветер, и в машине был филиал страны глухих. Я спросила у Макса, что такое подшипник. Макс ответил.
- Что? - спросил Дик.
- Таня спрашивает, что такое подшипник, - сказал Макс.
- Что? - спросила Надя.
- Таня спрашивает, что такое подшипник, - сказал Дик.
- Что? - спросила я.
- Таня спрашивает, что такое подшипник, - повторил Дик.
- А, - протянула я.
- Вот Таня и узнала, что же она спрашивает, - сказал Макс.

Всего за несколько часов на безлюдном мысе с Макса слетел весь лоск цивилизации. Объясняя простой способ умножать большие числа, он взял кусок известняка и напряженно выцарапывал цифры на большом камне. Когда я протянула ручку и тетрадь, он был приятно удивлен.

Эти пустота и тишь располагают к умственным занятиям. По утрам я повторяла намертво забытый итальянский. Бледно-зеленая вода лакировала серые камни. В золотистом утреннем свете над волнами суетилась чайка, как торговка на рыбном рынке.
По-итальянски "кресло" будет poltrona. Должно быть, "четыре кресла" переводится как dvatrona, нехитрая арифметика.

Еще я хотела знать, что творилось в голове у сестры Кати, когда она составляла следующий список слов:
сестра
зубы
борода
ванная
тапочки
могила
Какое печальное видение жизни, думала я, глядя на скалу, что напоминала обезглавленный торс.
Оказалось, это были слова к упражнению на возвратные глаголы (умываться, одеваться и так далее). Среди целомудренных предложений - "По утрам я одеваюсь", "Марио бреется", "Моя сестра красится" - внезапно попалось следующее: "Вампиры просыпаются в полночь. Они выходят из могил и развлекаются до утра." (Скопировали из учебника румынского, предположила К.)

Собиралась взять с собой две книги, но в последний миг выложила одну, "Шагреневую кожу". Об этом вспомнила, сидя на корточках у берега, когда пышная волна вдруг с силой ударила мне в лицо. Думаю, она как бы говорила: "Не читал Бальзака? По ебалу на-ка!"

Мы обгорели, трогали шелковую воду, видели серого гладкого зайчика и как солнце падает в воду, точно гранатовый плод. А сейчас я вспоминаю неистовое звездное небо и думаю: ну ладно, ковш. Но какая, к черту, медведица?
antrum: (Default)
Мы снова переезжаем. Я сообщила об этом ученицам, и они были подозрительно изумлены. Мы вылили друг на друга по ушату недоумения. Выяснилось, что мой шестимесячной давности рассказ (на английском) про предыдущий переезд они поняли совсем превратно.
- Уточню по-русски, - сказала я с отеческой лаской, - Во-первых, это был не дом, а квартира. Во-вторых, не двухэтажная, а двухкомнатная. В-третьих, не купили, а сняли.

* * *

Мне не хочется отсюда уезжать. Тут так хорошо и старо, колокола дырявят воздух, во дворе качели, а дома застенчиво жмутся друг к другу. Я каждый день гладила стены подъезда.
Зато новая квартира в древнем двухэтажном доме, я всегда хотела в таком пожить. Деревянные лестницы, причудливые окна. И музыкальная школа прямо через дорогу. А также паспортный стол. Наконец вклею фото в свой старческий паспорт. И мама-папа в десяти минутах езды.
- Наконец-то папа увидит наших котиков! - ликую я.
- А мне покажете? - робко спрашивает мама.

* * *

И.В. показал смс от ученика.
"Извините, я не смогу прийти ни сегодня, ни в среду. Я поссорился с родителями, они отправляют меня в деревню сажать картошку. Поймите меня правильно."
- Девятнадцать лет, - вздохнул И.В. - А тебе такое шлют?
Я однажды написала доброму Женю, что уже выздоровела. (Болела простудой, а вокруг шастал грипп и люди в белых масках.) "Будем на выходных заниматься?" - спросила я. Жень был запуган вирусами до того, что ответил:
"Будем, нос, горло в порядке?"
Я, конечно, знаю, что у меня выразительный профиль, но нельзя же прямо так бросаться прозвищами.

* * *

- Кто растоптал говно в коридоре?
- Мне кажется, это не совсем правильная постановка вопроса. Надо бы для начала узнать: кто насрал в коридоре?

- А в новой квартире у нас будет погреб! Представляешь, в спальне прямо дверца в подполье?
- А там мыши?
- Нет. Призраки!
- Мышей?

* * *

"120 миллионов полезных бактерий в каждой капсуле", - гласит упаковка пилюлей. Я глотаю одну и сразу чувствую себя сраным мегаполисом.

* * *

Похоже, мы выходим из крутого пике.
antrum: (Default)
Кто-то вызвал И.В. за дверь, и я осталась наедине с его следующей ученицей. Смешливая школьница смотрела на обручальное кольцо, которое я сняла перед уроком. Кольцо лежало на столе и светилось в ноябрьских лучах. По стене хромал изможденный солнечный зайчик.
- Ты чо, в шестом классе замуж вышла? - спросила вдруг девочка.
Вопрос так озадачил меня, что я полезла за словом в карман, но нашла там лишь дыру.
- Почему именно в шестом? - сказала я наконец.
- А сколько тебе лет?
- Двадцать четыре.
- Ничо себе! Я-то думала, шестнадцать, - тут школьница измерила меня взглядом и добавила, - Нет, все-таки восемнадцать.
Ах, я перепробовала множество омолаживающих кремов и пластических хирургов. Но эффективнее всего оказались сиреневая футболка с виннипухом, кроссовки-говнодавы и хвост на макушке, имейте в виду, девочки.
Впрочем, Вадим остудил мою радость. "Сомнительный комплимент", - сказал он, - "если кто-то считает, что в восемнадцать лет ты еще учишься в шестом классе."

Read more... )
antrum: (Default)
Вжилась в роль хозяюшки-мещанки и посвятила воскресный вечер приготовлению еды. Борщбля!!! Я ли это...

Узнала, что скоро будет концерт органной музыки. Моему телу не хватает вибраций, поэтому я даже чиркнула на стикере: 26.02 орган. На следующий день в записи возникло пояснение: палавой.

Я тут же вспомнила, как Макс положил на кухонный стол лист бумаги с требованием: Здесь чай не заваривать! (У нас чайник плюется, а стол плохо отмывается, а я и гости все время забываем, а стол в итоге вытирает угадайте кто.) Однажды нанес визит Дик и оставил под ультиматумом коммент: Обоснуй-ка!

И еще на ум приходит (когда-то об этом писала, но давным-давно). Мама раз оставила послание:
Катя! Ешь суп, вареники или буженину. Целую. Таня! Убери, пожалуйста. Покорми Чипа (суп+мясо). Целую.
Я потом сказала, что чувствую себя Золушкой. А мама пожала плечами:
- А что? Ты и так всегда найдешь, что сожрать.

А вы еще оставляете друг другу бумажные нотификации? Или смс-звонки-аська?
antrum: (Default)
На лице dikДика бровями и усами написан "икс".
Если Дик рассердится, он может ничего не говорить. Все и так поймут, куда идти.
antrum: (Default)
Про женские капризы.
Я: Боже мой, как здесь жарко! Ужасно жарко, не могу просто.
Аня: Что, действительно так жарко?
Я: Да нет, просто зефира хочется.

* * *

Папа - Кате, в ее день рожденья:
- А я тебя видел сегодня, когда в трамвае ехал. Ты - такая красивая, воздушная - на маршрутку пёрла.

* * *

В дверном проеме вырисовывается грозный и великолепный [livejournal.com profile] dik в шотландском берете, черных очках, бороде и лисапедных перчатках.
- Знаешь, Дик... Если б встретила тебя в темном переулке, я бы почтительно выгнулась дугой.
Всеобщее веселое недоумение.
- Черт! Я хотела сказать - вытянулась по струнке!

* * *

Дядя Дима, безумно дальний роцтвенник, после мясно-водочного семейного ужина целует мне руку и говорит:
- Мы ведь с тобой похожи. Я читал тут книгу, так там написано, что есть семь типов людей.
Закатывает полосатые рукава и старательно загибает пальцы:
- Т-такой тип... Т-такой тип... Дальше - т-такой тип...
Я не выдерживаю:
- Есть еще такой тип... И за ним следует такой вот тип.
- С-совершенно верно, - кивает дядя Дима. И торжественно заканчивает:
- А мы с тобой принадлежим к т-такому типу!

* * *

Света будит меня звонком и с наскоку рассказывает о любовной горести двухметрового роста со смуглым лицом. Я не перебиваю, потому что еще ничего не соображаю. Она рассказывает минут пять, а потом замолкает. Ждет моей реакции.
Резюмирую заплетающимся со сна языком:
- Да... В общем-то, вот так-то.

* * *

Аня-переводчица рассказывала про знакомую семью, которая однажды восторженно обсуждала, как посадит на даче персиковые деревья.
Старенькая бабушка плеснула грусти:
- А я вот умру... И не увижу, как они выросли...
Пятилетняя внучка радостно успокоила:
- Да не волнуйся ты, бабушка! Я тебе два ведра персиков на могилу припру!

* * *

После шоколадно-зефирной недели на носу выскакивает прыщик. Я, в попытке какого-никакого самоутешения, говорю Ане:
- О! Кто-то влюбился.
- Не кто-то влюбился, а кто-то объелся, - ехидствует она.

* * *

- А знаешь, Катя... Так хочется, чтобы в моей жизни появился сильный и умный мужчина, которому я смогу положить грудь на голову!..
antrum: (Default)
[livejournal.com profile] dik каламбурит.

Макс рассказывает про туалеты в глазном отделении больницы:
- Там же все слепые. Туалет загажен до предела. Так я туда старался поменьше ходить.
Дик:
- Ждал до выписки?

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:35 am
Powered by Dreamwidth Studios