antrum: (лестница)
Люблю упрямцев. Именно они вертят земной шар (и не будем уточнять, на чём). Истории чужого упрямства я храню, как драгоценный концентрат, чтобы в нужный момент растворить в своем безволии. А недавно мой золотой запас пополнился.
Б., бывший ученик, отличался отложенным упрямством. Например, как-то сказал "she don't", я многозначительно кашлянула, он исправился. Но на следующем уроке сообщил, интимно двигая бровями:
- А гугл выдает миллионы результатов на she don't. Может, не такая это и ошибка?
Уже после того, как он закончил курс обучения, мы встретились выпить пива. Б. горячо говорил о ситуации в стране, усыпая речь фамилиями политиков. Я призналась, что не могу поддержать разговор, поскольку фамилии эти мне ни о чем не говорят. "Как можно не интересоваться своей страной?" - удивился Б. Я ответила, что можно интересоваться своей собакой, но не знать ее глистов по именам.
Вероятно, использовать глистов как символ всего преходящего было не самой удачной идеей, потому что Б. сказал: "Есть же и хорошие политики!" - и извергнул новую дозу фамилий.
Три года спустя он позвонил мне по одному вопросу. Среди прочего поделился: осенью гулял с собакой и обнаружил, скажем так, что ее говно обитаемо.
- Так вот, ее глистов зовут Аркадий Федорович и Зефир, - торжествовал Б.
(На вопрос, почему именно так, он не ответил. Полагаю, из чистого упрямства.)

* * *

Воскресное утро в Харькове. Дядя Саша, включив оглушительный телевизор, жарит блины. Телеведущие так и лезут из экрана на запах.
В кухню входит бабуля и ворчит, что опять он соблазняет семью вредной едой. Следом идет сестра Женя и возмущается:
- Папа, ну что ты все время включаешь телевизор? У тебя что, своих мыслей в голове нет?
- Нет, Женя, - бодро отвечает он, - своих нет. Только твои и бабушкины.

* * *

Восьмого марта мне пришлось везти Бурёнчика к ветеринару. Передо мной в очереди была молодая пара, которая принесла кота на кастрацию. (Есть разные способы отметить этот весенний праздник.)
Когда они ушли, женщина на ресепшене сказала:
- Вот так иногда назовут фамилию, а ты не понимаешь, пошутили они или серьезно говорят. Например, спросишь фамилию, а тебе говорят: "А нету!" А потом выясняется: юмор такой. Так и здесь.
- А что за фамилия? - спросила я.
- Капец! Да, вот и я тоже переспросила несколько раз, пока мужчина не показал мне документы. Действительно - Капец.
Самое прекрасное в этой истории то, что, когда я рассказала ее папе Макса, он уточнил:
- Как-как? Скопец?

* * *

В маршрутке услышала, как женщина позади говорит:
- Я там мегашарфелем пилила Ван Дамма.
Абсурднейшая фраза, но я (поражаясь собственной смекалке) мгновенно поняла, что речь идет о картонной фигуре актера, а мегашарфель - особый нож для резки по картону. В кинотеатре работает, догадалась я.
Не исключено, что она действительно работает в кинотеатре. Однако по следующей ее реплике стало понятно, что говорила она не по-русски.

* * *

Брызнула моющим на губку, и вдруг от нее оттолкнулся маленький, размером с вишню, мыльный пузырь. Юный и полный любопытства, он обследовал ванную и устремился наружу. Медленно проплыл вдоль коридора, пристально изучал дверь в кладовку, но та была закрыта. Тогда он рванул в кухню, где некоторое время кружил под потолком. Там он стал бледнеть, угасать, терять высоту (я успела поймать свое отражение). Вернулся в коридор, ненадолго застыл у двери в кладовку, но поспешил в ванную. Долетев, он устало приземлился и растаял.
Всего пять минут жизни, но сколько она успела вместить: познание мира, эмиграцию, болезнь, несбывшиеся надежды и, наконец, возвращение и смерть на родине.

* * *

Наша подруга Ёжикова завела себе ужика, о чем не получается сказать сразу, потому что с первой попытки новость неизменно звучит так: Ужикова завела себе ёжика.
antrum: (лестница)
Первого ноября я начала отсчитывать дни до апреля. Их было 151 - неподъемная ноша, необъятная темень. А теперь даже не могу вспомнить, когда забросила отсчет. Ко мне все еще пришит плед, но уже наступило время предвкушения, и ни дня не хочется пропустить.

Одна девочка рассказала, как уехала летом в Одессу, где однажды вечером отправилась на морскую прогулку с молодым человеком, которого встретила в хостеле. На верхней палубе она села на бортик, ветер развевал ее волосы, а ухажер фотографировал эту поэтическую картину.
- Ты такой красивый девушка! - говорил он с мягким акцентом. - Ты будешь мой модель, а я - твой фотограф! А сейчас еще и закат будет!
Надо сказать, что эта девочка всю колкую зиму представляла: она на катере посреди моря, над золотыми волнами разворачивается великолепный закат, и сама она великолепна. Этим и спасалась. Кругом угрюмый снежара, ледяные залысины, пуховики на тонких ногах. А у нее под веками июль.
Но теперь, сидя на бортике, она вдруг ощутила, что в животе горячо заворочался медведь и, похоже, стремится наружу. Не имея вояжного опыта, она запаниковала: что, если на катере не найдется туалета? В это время из рупора донесся приятный голос: "Уважаемые пассажиры! Начинается наша морская прогулка длительностью в полтора часа..."
Девочка вскочила и сказала молодому человеку, что ей вздумалось прогуляться на первый этаж и посмотреть, что там есть. Он хотел было сопроводить, но она, желая оставаться принцессой, бросила на стол свои вещи и поручила за ними проследить.
Второпях сбежала на первый этаж, где работник катера ответил: "Вам повезло: туалет здесь есть". Ворвалась в кабинку, рухнула на сиденье. И лишь через некоторое время заметила, что сбоку от нее иллюминатор, а сквозь него тепло сияют золотые волны и разворачивается великолепный закат.
Это одна из самых трогательных историй о долгом предвкушении. Но хороша она и продолжением.
Когда девочка некоторое время спустя вышла на палубу, она столкнулась со своим взволнованным ухажером.
- Где же ты пропадал? - воскликнул он.
- Знаешь, я спустилась, а тут начался такой красивый закат! Я присела полюбоваться, вспомнила свою любимую книжку про Ассоль... И замечталась.
- Ты такой прекрасный девушка! - с чувством сказал ухажер. - И душой, и телом!
Проходящий мимо работник катера заговорщицки подмигнул.

* * *

Этой осенью и зимой к нам часто приезжали папа и мама Макса. Любо-дорого слушать их разговоры.
- Может, в мясо положим целлофан для вкуса?
- Не, мам, потом просто спичек туда настругаем.
Макс с папой смотрят старый черно-белый телеспектакль. Одна из героинь упрекает прагматичного мужа:
- Ты всегда даришь мне только нужное! А я бы так хотела, чтобы ты подарил что-нибудь ненужное...
- Гребешок. Вшей вычесывать, - говорит Максов папа.
- На блошином рынке пусть купит, - уточняет Макс.

Мама Макса среди прочего рассказала, что в поликлинике, где она работает, появился новый эндокринолог по фамилии Школа. Женщине, записавшейся к нему на прием, в регистратуре выдали талон: Школа №6 15-30. Возможно, сразу стоило бы выдать и расшифровку: фамилия, кабинет, время. Потому что пациентка села на маршрутку, проехала через весь город, еще прошагала с полкилометра и в 15-30 заявилась в школу номер шесть с вопросом, где тут принимает эндокринолог.

* * *

Осенью и зимой я несколько раз ездила в Харьков, и мне часто попадались нелепые попутчики. Один, когда я задремала, наклонился через меня к окну и пытался сквозь узорчатое серебряное стекло рассмотреть пробку, в которой мы застряли. Я открыла глаза. Он повернулся. Возникла неловкая пауза: его лицо было совсем близко к моему, и от растерянности он никак не отстранялся. Меня разобрал смех. "Это не хрустальный гроб", - сказала я, кивнув на замерзшее окно. Попутчик оказался еще более растерянным, чем я предполагала, поскольку ответил лишь: "А почему?"

Другой, с быстрыми черными глазами, похожий на полевого зверька, сел в микроавтобус на середине пути и за полтора часа успел побеседовать с каждым и выдудлить двухлитровый бутыль пива. Беседа текла по устоявшемуся канону: черноглазый выдвигал спорный тезис, ему возражали, он отвечал: "Да, верно, верно... Уж я-то понимаю. Выпьем!" Он понимал труд акушеров, солдатскую службу, психологию разведенных, как чинить унитазный круг...
- Я вот как думаю, - бурно говорил он военному, - главное - родину не предать.
- Это факт, - говорил военный.
- Своих еще можно предать, а вот родина у нас одна, брат.
- Своих предал - считай, родину тоже предал.
- Да, верно, верно... Понимаю. Выпьем, брат!
Ввязался в разговор со школьницей Катей, узнал, что та едет к тете. Советовал не злоупотреблять гостеприимством и не докучать пожилой родственнице. Здесь ему пришла пора выходить. ("Во тамада", - сказал ему вслед военный.") Он диагональными стежками протиснулся по салону, вышел на улицу и уже оттуда крикнул:
- Катерина! Посуду-то хоть раз у тетки помой!

* * *

Дядя Саша рылся в старых книгах и тетрадях. Вошел в комнату, торжественно потрясая коричневым блокнотом.
- Женя! Я нашел блокнот, куда в молодости записывал свои умные мысли!
- Да, пап, я его видела. Я в шоке - у тебя такой почерк красивый!
(Всегда можно найти что похвалить, правда же?)

Листая блокнот, дядя Саша с удивлением обнаружил, что в его мысли о дружбе, долге и честности вмешалась бабуля, чей решительный почерк гласил: Деньги не приносят счастья, но действуют чрезвычайно успокаивающе.

* * *

И вот окольными путями я наконец подбираюсь к тому, что хочу зафиксировать. Под новый год бабуля попала в больницу, и все было так серьезно, что в какой-то миг нас накрыло ощущение, будто уже и не на что надеяться. И потом, когда она пришла в себя, съела немного шоколада, требовала косметичку, сокрушалась, если ее видели не при параде, спустилась в подъезд, вышла на улицу, приняла гостей, отправилась на рынок, отметила 85-летие, вновь стала ходить на танцы, - это были какие-то ошеломительные дары.
И когда мне снова довелось сидеть с ней в кухне и слушать ее горячую разноцветную речь, и когда мы потом устроились спать, я пыталась законсервировать все происходящее. Чувство покоя и безопасности. Черное пианино, вздыхающее при малейшем касании. Тусклый блеск елочных игрушек, густые букеты цветов. Мир всегда виделся мне нейтральной территорией, но тогда я так остро ощутила, каким добрым он может быть.

* * *

Еще мы переехали - в соседний двор. Наша новая квартира выходит окнами на пивные ларьки и будку сапожника. С раннего утра за окном кипит жизнь. Скандалы, интриги, подвиги!
Подписав договор и получив ключи, мы вышли в подъезд и впервые заметили, что возле нашей двери написано ЛОХИ. "Надеюсь, надпись не окажется пророческой", - сказал Макс. Пока что вроде обошлось, и мне здесь светло и привольно.
Осторожный Буренчик во все предыдущие переезды находил какой-нибудь тайник и прятался там чуть ли не сутки. А потом выползал смельчаком и осваивал новые территории. Здесь же укромных мест не оказалось, и котику пришлось сразу же быть смелым. Надо сказать, последние несколько лет у меня тоже все складывается именно так.
antrum: (Default)
В марте приезжала сестра Катя со своим семейством. Мы впервые увидели ее дитя. Десятимесячная Лаура тиха, как библиотекарь. Смотрит так, будто ты, глупый первокурсник, украл формуляр.
За неделю мы выучили самые нужные итальянские фразы: "оранжевый жирафик", "фиолетовый бегемот", "я - голубой домик"... Мама еще запомнила "gustoso" - вкусный, смачный.
Накануне отъезда Алессандро сказал маме, что приглашает всех в ресторанчик. Английский у них примерно одинаковый, и мама решила, будто Алессандро хочет сводить на ужин Катю и просит посидеть с Лаурой.
- Конечно! - всплеснула руками мама. - Давно пора!
Только пару часов спустя до нее дошло, с каким неприличным энтузиазмом она приняла приглашение.
В ресторанчике им сначала принесли суп.
- А где хлеб? - спросила бабуля, у которой батон - член семьи.
- Видимо, надо отдельно попросить, - сказала мама.
Тут Алессандро спросил, как им суп.
- Густозо! - одобрила мама.
- Конечно, густое, - назидательно сказала бабуля. - Хлеба же нет! Еще не хватало, чтобы жидкое принесли!
Под конец родственного визита говорю маме:
- Лаура - чудесное дитя. Но все же котики лучше.
- Да! - с энтузиазмом ответила мама. - И умываются сами!

* * *

Мама вспомнила, как впервые вышла в свет с маленькой Катей. Это был обыкновенный детский спектакль, но после нескольких лет затворничества атмосфера театра ошеломила маму. По сцене перекатывался мужчина в образе сказочной старухи. Дети смеялись, а мама сидела с каменным лицом, по которому неуемно текли слезы. Слишком много жизни внезапно обрушилось на нее.
- Да, - говорю, - у актера это явно был звездный час.
- Небось зашел в гримерку, - говорит мама, - смотрит на себя в зеркало и думает: "Лицедеище!"

На днях я испытала нечто сродни. Всего-то ехала с работы, но впервые за долгое время небо было золотым, бесконечным, и река засасывала солнце и красные облака. Мою голову простреливали сквозняки. А потом над деревьями проступила жирная двойная радуга, и тут мне тоже пришлось срочно построить каменное лицо. Апрель, свет, воскрешение. Я самый богатый человек в мире, прыгаю в бесконечные золотые дни, как в монетные залежи.
Если сейчас рыдаю от радуг, что дальше-то буду делать. Биться в припадках при виде талого ручья? Резать вены, понюхав мать-и-мачеху?

* * *

Съездила в Харьков, откуда всегда возвращаюсь больше, чем была. В том числе, телесно. У бабули непобедимая пищевая логика:
- Давай, ешь варенье, а то я еще купила шоколадные конфеты "Ясочка".

Решили с бабулей и сестрой Женей встретиться в парке и погулять. В назначенное время я зашла на пенсионерскую танцплощадку, где бабуля представила мне своих пляшущих друзей.
- Вот это Саша, единственный наш кавалер. Мы зовем его Казанова.
- А он нас называет "гарем", - вмешалась веселая брюнетка.
Казанова, подвижный чернобровый пенсионер, с достоинством сообщил:
- Сегодня мало кто из наших пришел. А так бывает и до пятнадцати женщин...

Бабуля продолжила танцевать, а я села на скамейку. Рядом застыл монументальный дедуган с рубиновой тростью.
- Что не танцуете? - осведомился он.
- Бабушку жду, - сказала я.
- Ну-у, - вздохнул дедуган.
Позвонила Жене, кричу ей сквозь людской шум:
- Я на месте! Бабуля танцует, а я на лавке греюсь!
- Хе! - мрачно сказал дедуган.

Придя на танцплощадку, Женя бросилась фотографировать бабулину компанию. "Подождите", - сказал Казанова, достал гребешок и стремительно причесал брови.

А потом мы собрались прокатиться на аттракционах. Я выбрала карусель, где вращаешься примерно на уровне седьмого этажа.
Женя вовсю демонизировала этот невинный аттракцион. Рассказывала, какого страху натерпелся там ее друг, физик-теоретик. Весь полет вспоминал формулы, которые могли бы спасти ему жизнь, случись что.
-Ты точно туда хочешь? - миллион раз спросила Женя. - Ты не передумала?
Подошли к кассе. В очереди Женя вдруг окинула меня взглядом и воскликнула:
- Зайчик! Ты же вся седая! (пауза) А ведь еще даже не дошла до аттракциона! Ты точно туда хочешь?

* * *

Весна! Женщины оживают! Одна в кудрях и очках приклеилась к невзрачному деревцу. Объясняла беловолосой девушке:
- Чувствую, не созрело оно еще делиться своей женской энергией. А вот дуб - уже давно. Настя, дуб шикарный! Иди пообнимайся!
- Пойдем есть мороженку, - повторяла девушка, равнодушная к сватовству.

Другая грузно шла по улице и кричала в телефон:
- Скажи ей, шоб оделась потеплее! Я в шляпке и болеро, а челюсть, блядь, так и трусыться!

В кафе дама средних лет показывает подруге фото на телефоне:
- У меня новое платье. Как тебе?
- О, еще не бохо, но уже не классика, - говорит подруга. - Что-то такое... французское.
- Да, да! Эдит Пиаф! Тридцатые! - воодушевляется дама и показывает фото мужчине. - Петя, как тебе?
- Ну как. Я водяной, я водяной... - отвечает Петя.

Недавно при мне девочки обсуждали, как перед сном думают, что надеть. Мысленно заготавливают несколько комплектов, а наутро раз - и другое настроение. И очень тяжело, когда под это настроение не находится наряда. Я слушала их, как марсиан. (У меня два критерия: лишь бы одежда была чистой и чтобы за ночь коты не успели ее обшерстить. Вторым, впрочем, могу и поступиться.)
Слушала и размышляла: что, если я многое упускаю? Надо, думаю, попробовать делать то, чего избегаешь. Новые ощущения, новый опыт. Что я там не люблю? Беспокоиться об одежде, встречать рассвет, двигаться. Готовить, фуу. Да, надо что-то попробовать, но с чего начать? Вспомнила, что не люблю оставлять ситуацию в подвешенном состоянии. Во, думаю, с этого и начну. Отложу-ка этот вопрос. Ну, каково? Новые ощущения, новый опыт. Весна.
antrum: (Default)
Были с мамой на концерте в филармонии. К нам прибилась шестилетняя мамина ученица, чьи родители вышли покурить, хотя перед двумя часами фортепианной музыки не накуришься.
Мама отлучилась в дамскую комнату, а я осталась наедине с девочкой Полей. Поля повертелась перед зеркалом (глаза смеются, косички сияют золотом, пушистые наушники). Я угостила ее шоколадными конфетами, она показала мне зубы: "Как у вампира!"
- Ты не знаешь, кто выступает? - спросила я, мастер светских бесед с детьми.
Поля торжественно расправила плечи и гаркнула:
- Я!
Наконец к нам присоединилась мама, и Поля предложила ей одну из шоколадных конфет.
- Спасибо, солнышко, не хочу, - сказала мама, - давай лучше я тебе тоже дам конфет. Любишь мармеладки? Держи.
- Меняемся? - спросила деловитая Поля.

* * *

Кстати о музыке! Недавно на остановке выступал дуэт: аккордеон и маленькая ударная установка. Оба музыканта черноглазые, зоркие, с седыми усами. Пока я ждала автобус, они задористо отыграли марсельезу и рио-риту.
- Класс! - сказала девушка поблизости.
Бритоголовый парень приобнял ее за талию и сказал:
- Ну, так... Я могу лучше.

* * *

На дне рождения бабули ее зять, дядя Саша, рассказал великолепную историю. В детстве он был хорошим учеником, только химия не давалась. Сначала он еще кое-как списывал на контрольных. А на следующий год кабинет химии в их школе внезапно обогатился лабораторным оборудованием. Теперь вместо теоретических заданий были практические, где уже не получалось хитрить. Для дяди Саши и многих его одноклассников уроки химии превратились в кошмар.
Потом дядя Саша окончил школу, военное училище, женился. Вопреки опасениям, теща оказалась не змеей, а хорошей вменяемой женщиной. Годы спустя среди старых бумаг и фотоальбомов дяде Саше попался журнал со статьей про учительницу химии, по инициативе которой во многих школах города Харькова были оборудованы специальные кабинеты химии. Стоит ли говорить, что в учительнице, испортившей его школьные годы, изумленный дядя Саша узнал свою тещу.

* * *

На том же дне рождения бабушкин друг, дядя Игорь, рассказал еще одну историю, извинившись за избитое начало.
Однажды он вернулся из командировки раньше срока. Его кошка чумазой расцветки почему-то не радовалась, а сидела с настороженным видом.
Дядя Игорь прошелся по квартире и не обнаружил ничего преступного. Проверил шкафы, полки, кухню. Заглянул под диван.
Из-под дивана на него неприязненно смотрел десяток разнокалиберных котов. Оказалось, дядя Игорь перед отъездом забыл закрыть форточку. Квартира, находящаяся на первом этаже, превратилась в притон.
Призыв "вон!" не подействовал, и дядя Игорь взялся за швабру. Диван взорвался котами. Некоторое время они были всюду - под ногами, на настенном ковре, шторах и карнизе, - пока по одному не выскользнули на улицу.
Дядя Игорь говорит, что на лице кошки читался упрек: ну чего ты, нормально же сидели.

Однажды сестра Женя позвонила Максу и спросила, какие у нас новости.
- Котики вот Тане ноут сломали, - ответил он.
(Это было после того, как кто-то из котов опрокинул ноут со стола.)
- Ногу сломали? - ужаснулась Женя.
После истории дяди Игоря ее предположение вовсе не кажется таким уж фантастическим.

* * *

Завтра рано начинаются уроки, и уже так необходимо поскорее лечь спать, что я не могу сдвинуться с места.

Как-то Ира сказала:
- Я так хотела спать, что не могла уснуть.
Кажется, наконец-то ее поняла.

Еще она однажды сказала:
- Я проснулась, вижу: на часах 5-30 утра. И меня как переклинило! Это же ты уже пришла, наверное, стоишь под дверью, а я все проспала!
- У нас же урок начинается в 11.
- А я спросонок прибавила к 5-30 еще 5-30.
Восхитительно, каким глумливым порой бывает мозг.

(Ира и Игорь, я скучаю!)
antrum: (Default)
В дверях супермаркета застрял молодой человек. Румяный, рыжий, рубашка в рыхлых складках. Читает вслух с телефона:
- Вас ждет встреча с ближайшими друзьями!
Толкает локтем девочку, такую же румяную и рыжую:
- Встреча с ближайшими друзьями!
- Глистогонное принял? - мрачно говорит она.

* * *

В разговоре с Максом сказала:
- ... вспоминается "Замок" Кафки...
- Запах хавки? - переспросил Макс.
Теперь только так и буду называть.

* * *

- Настя - зеленая дура! - верещат из какого-то угла двора. - Дууура!
Девочка в зеленом пончо равнодушно советует:
- Микрофончик приглуши, а то обосрешься!
Люблю людей со встроенным суфлером.

* * *

Кижаев советует сериалы:
- И тот, и другой забавные. Но один - про задротов, а другой - про алкаша и бабника. Так что, Вован, тебе рекомендую оба.
"Как говорить друзьям правду и оставаться милым парнем".

* * *

Вита гладит своего кота-сфинкса. С гордостью рассказывает:
- Я недавно нашла на нем блоху. Она спадала!

* * *

В беседе с Витой, поедая на ночь сыр, дыню и пиво, вывели термин "салосовершенствование".

* * *

Видела в трамвае элегантную пожилую кондукторшу, которая отдыхала от обилечивания за чтением книги "Введение в психоанализ".
Вообще в этом вагоне было много красивых пожилых женщин. Ясноглазых, с густыми волосами, прямыми спинами. На пятой или шестой красавице я заподозрила, что в моем утреннем печенье было что-то не так с начинкой. Или наоборот - все так.
(А вдруг это был вагон отставных балерин?)

* * *

Сестра Женя повесила над своим рабочим столом политическую карту мира.
- Она меня вдохновляет. Когда работать лень, я на нее смотрю и говорю себе: "Работай, мудила. Может, потом хоть попутешествуешь."

* * *

Когда Макса спрашивают, как жизнь, он отвечает кратко и по существу:
- Теплится.

* * *

- Лаос? Каир? - говорит ученица. - Не знаю этих городов. Ну, я никогда не была сильна в геометрии... Черт, географии. Вот видите!

* * *

Ученик из России задал вопрос про условные предложения, я объяснила и сказала:
- Давайте переведем пару фраз. Итак: "если встретишь медведя, не беги от него".
Макс, сидящий за соседним столом, тут же написал мне в скайп:
- Английский, адаптированный для русских? А матрешки будут?
(Мы с учеником просто изучаем зверушек, я и решила заодно по ним пройтись.)

* * *

31 октября видела толпу мертвецов, скелетов и ведьм. Нечисть дисциплинированно топталась на пешеходном переходе, ожидая зеленый свет.

* * *

Две пенсионерки под окнами:
- Мой врач - он от бога, конечно! У него все средства природные, не то, чем в больницах пичкают, антибиотики эти все...
- А мой антибиотики прописывает - так я зато за три дня на ноги становлюсь.
- (с жаром) Так и мой прописывает! И мой - их же и прописывает!

* * *

Пару дней назад шла по Калиновскому рынку и поняла, что для меня это место судьбоносное.

Во-первых, лет пять назад я выпила там почти литр холодного лимонада и вскоре лихорадочно искала туалет. Метнулась в мамину музыкальную школу, что находится напротив рынка.
Зашла в холодный коридор, где пахло старым деревом и побелкой. Из одного кабинета доносилась упругая тревожная музыка. Играло две гитары сразу. И во мне что-то заныло (что-то, помимо мочевого пузыря), когда я вспомнила это чувство: ты, хромоногий, бредешь над пропастью, и с одной стороны тебя поддерживают пять линий нотного стана, а с другой - шесть линий струн.
Вскоре я возобновила уроки гитары, и это был чудесный год: музыка обволакивала события и повороты, как ложится теплая шаль в коробку, полную угловатых твердых предметов.

А однажды ждала кого-то возле этого рынка, и ко мне подошел мужчина с вопросом:
- Я никогда не учил английский. Только немецкий в школе. С чего посоветуете начать?
Почему-то я совсем не удивилась, а бойко и легко ответила. И лишь когда он ушел, опомнилась: чо? чего он вообще ко мне обратился с этим вопросом?
Надо сказать, это был затяжной период, когда я занималась чем угодно, кроме преподавания. По мере того, как я говорила с мужчиной, во мне разрасталась ностальгия по урокам. И я подумала, что надо наконец-то делать то, что у тебя получается бойко и легко.
А мужчина выбрал меня далеко не случайно. Оказалось, я с праздничным таблом торчала у плаката "Английский для всех".

Но самый смешной случай произошел несколько лет назад, когда я весила за 80 кг. И эту тяжесть, как можно понять, составляли не золотое усердие или стальная сила воли.
Я тогда уже пару дней искала джинсы подходящего размера. Не то чтобы мне нужны были парашюты. Но попадались или тесные, или штаны, в которые со мной мог бы влезть еще и сенбернар.
Проходя через рынок, я заметила надпись "ЛЮБЫХ РАЗМЕРОВ", подумала: это судьба! - и вдохновенно ломанулась к ней. От счастья не разглядела вывеску и вперлась в киоск, где любых размеров выдавали кредиты. И тогда я, хоть и ржала до мокрых щек, осознала, до чего же безнадежна.
Сейчас я тоже тот еще крепыш, но при ходьбе подбородок не путается в ногах. И ношу джинсы, а не кредиты.

Зачаровывает, из каких мелочей ткутся жизненные перемены. Нечто прекрасное может вырасти из литра лимонада, пива и вяленой рыбы, неправильно расслышанной фразы или забытого дома шарфа.

* * *

Пару дней назад вдруг потеряла все силы - несмотря на яркий и ясный день. Еле доползла до остановки, села у нагретого окна. Улицы застыли в оранжевом желе. А я листала одну за другой песни в плейлисте, и ни одна не была мила, ни одна не могла наполнить золотое вневременье.
Потом, конечно, поняла: не могу найти подходящую песню, потому что на самом деле хочу лишь киевский торт и спать. Так и продолжаю хотеть.
Воцаряются серость и хлад, но сквозь все это мне уютно погружаться в зиму: будто приехала только что на каникулы к бабуле. Восторг перед любым будущим просто потому, что оно будет.
(Надеюсь, потом не ужаснусь своим словам.)
antrum: (лестница)
К. беспокоилась о моих почках, в которых я сентиментально храню камни. Пару недель спустя говорю ей:
- Сделала узи, все в порядке. Осталось немного, и то мелкие. Надо пить больше пива, чтобы выгнать. Вот и готов план на лето!
- Налито! - с энтузиазмом согласилась К.

Время идет, план по мере сил выполняю. Гвоздем летней программы стал новый котенок, жемчужно-полосатый и голубоглазый. Его крестный отец - Саша У., который отдал свою квартиру под карантинный изолятор, где мы десять дней лечили котенка, прежде чем пустить к Буренчику.
"Моя девочка, моя птичечка", - ворковала я и все десять дней пыталась нащупать правильное имя. Хотелось, чтобы в нем звенели ее серебряная шерсть, и бесстрашие, и твердость, и, конечно же, нелепость.
При повторном визите к ветеринару оказалось, что в этом имени должны звенеть еще и внушительные яйца. Ума не приложу, как мы не заметили их сразу.

Сегодня котик Шнапс получил свою первую прививку. Таксист, везущий нас в ветклинику, поделился:
- У меня тоже есть коты. Два! Знаете, главное - чтобы они ладили друг с другом.
- Да, - говорю, - у нас тоже два кота. А до этого семь лет жили три котика.
- Главное, кормите их из раздельных мисок, - продолжал водитель. - Из одной - ни в коем разе. Два кота - это вам не один.
- Да, - говорю, - у меня есть этот опыт. У нас же три кота было семь лет подряд.
- А еще территория у каждого должна быть своя. Не запирать в одной комнате. Это вам не один кот.
- Да, это понятно. Ну - три кота, семь лет...
- И разговаривайте с ними. С каждым! Вот прямо как с людьми. И воду не в одной миске держать, а в двух. И пусть игрушка у каждого своя будет.
- Да-да, я в курсе. Ну, вы помните - три кота...
- А бывает, одному что-то нельзя есть, а другому можно. Тогда следите, чтобы не подворовывал.
Так всю дорогу и нанизывал драгоценные советы. А у крыльца клиники подытожил:
- Ну вот. Основные моменты, кажется, рассказал. Будете знать теперь.

* * *

Сестра Катя в свой прошлый визит сказала:
- Я была одна дома. И вдруг кот в соседней комнате что-то сдвинул с таким странным звуком, будто мужик кашлянул. Я чуть не обделалась!
- Интересно, что он мог сдвинуть с таким звуком? - спросила мама.
- Мужика? - предположили мы.

Я не стала есть костлявые мандарины, а мама не возражала против косточек. Катя, помолчав, сказала:
- У меня тут был длинный ассоциативный ряд... В общем, я подумала, что мама, вероятно, сейчас ест любые мандарины, потому что в ее детстве их вообще не было. А детство мамы - это пятидесятые, а пятидесятые - это Сталин. И мне вспомнился рассказ про какую-то работницу из Казахстана, которая перевыполнила норму. За это ее пригласили в Кремль и наградили золотыми часами. И вот наступает вечер, она в своем гостиничном номере принимает ванну. Лежит вся в пене, смотрит на свои часы и думает: "От Сталина".
- И думает: отстали, на... - с восторгом уточнили мы.
- Какой ты толковый человек! - говорю. - Вспомнила целый рассказ, а я только успела подумать: "О, маму не раздражают косточки..."
- А я вообще ничего не успела подумать! - сказала мама. - Я косточки вынимала.
И весомо добавила:
- Кстати, мандарины в моем детстве были.

Поставили с мамой фильм "Девчата". На заглавной песне мама пыталась прибавить звук, но безуспешно. Оказалось, вместо пульта она использовала телефон.
- Что, - говорю, - решила девчатам позвонить, чтобы громче пели?

* * *

В гости пришла К., уютно устроилась с ноутом в кресле, лицом к окну.
- Сейчас я сниму белье, и тебе откроется прекрасный вид! - пообещала я.
Увидела ее лицо и поспешила уточнить:
- В смысле, с балкона сниму высохшее белье.

* * *

Макс спросил:
- А знаешь, как будет "баян" по-французски?
- Нет. И как же?
- Дежавю.

* * *

Сестра Женя услышала на улице разговор двух мальчиков лет десяти.
- Ты знаешь, что он нассал в учебник по математике? - сказал один.
- Если это так, то я его уважаю, - степенно ответил другой.
(Я бы ему еще с десяток учебников предложила.)

* * *

Ученик М. рассказал, что недавно у его друга гостил американец. М. обрадовался: носитель языка! Пришел к другу, весь вечер ждал, пока носитель вернется с лекции, которую читал в универе. В ожидании М. тренировал светские интонации в вопросе "So how do you like it here?" (Как тебе здесь нравится?)
Ближе к полуночи раздался звонок. Какие-то юноши внесли в кухню американца. Некоторое время тот покачивался на стуле, глядя в пол.
- So how do you like it here? - растерянно спросил М.
- Буэ, - вырвалось у американца.
"Так и не понял", - сказал М., - "было ли это ответом на мой вопрос или чистой случайностью". Не такая уж и чистая эта случайность, надо заметить.

Вот так блестяще и я однажды попрактиковалась в немецком. Пару лет назад Араик пригласил меня во Львов, где мы ночевали у его знакомого. Там же остановился немец Матиус. Поскольку разговор велся то на русском, то на английском, я весь вечер думала, что Матиус - поляк. А когда выяснилась истина, я отяжелела от вина и решила немецкий тренировать уже завтра.
Утром мы с Матиусом встретились в кухне. Зеленые, мятые, с желейными руками.
- Господи, я так плохо себя чувствую после вчерашнего, - сказал по-немецки Матиус.
- Ихь аух, - сказала я.
После чего мы молча выпили чаю и разошлись. Я - обратно на диван, Матиус - куда-то в солнечное холодное утро.

Тогда же обнаружилось, что имя Матиус звучит для непривычного уха как "мой отец". Сначала Ася, подруга Араика, сказала, что ее отец всем заварил чай, можете пить. Я зависла: откуда взялся ее папа, проживающий, вообще-то, в Петербурге. Ася веселилась над моей тугоухостью.
На следующий день хозяин дома, уходя на работу, сказал: "Придет Матиус, поделите с ним как-нибудь ключ". Пару часов спустя Ася спросила: "Что там Женя говорил? Мы должны разделить ключ с его отцом?"

* * *

Кстати о тугоухости. Ученица, нежная девочка, как-то рассказывала в скайпе, что на выходных ходила в музей оружия - здание в виде... Здесь она замялась и перешла на русский:
- Эээ... "член".
Я уже почти подсказала: penis, но в последний момент меня пронизала спасительная мысль: шлем! Она же сказала "шлем"!
Следующие две минуты я сидела с невозмутимым лицом, но внутри разрастался смех, как зудящее осиное гнездо. Наконец ученица пошутила, и я, пользуясь случаем, выпустила наружу взрыв ржача. Ученица была довольна тем, какое впечатление произвела ее невинная шутка.

Другая ученица по скайпу делилась впечатлениями от визита в обезьяний питомник. В этом рассказе было несколько новых для нее слов и фраз, перевод которых я писала ей в текстовом окне.
Под конец ее монолога в текстовом окне накопилось следующее:
обезьяний питомник
я не была впечатлена
вонючий

Исчерпывающее резюме.

* * *

Четыре утра, а я никак не улягусь. Насыпала котикам корма - каждому в свою миску, как завещал умудренный таксист. Люблю, когда они хором хрустят. А когда дремлют рядом и урчат на разных частотах, кажется, будто кто-то льет в меня теплое молоко. Ну, пойду готовить тару.
antrum: (Default)
Сестра Женя сдавала экзамен и волновалась: преподавательница была раздражена, цеплялась к каждому факту и вообще, по словам Жени, вела себя как жаба. "Ничего", - подумала Женя, - "ко мне она так просто не придерется". Собралась с духом и начала:
- Ларингальная теория Фердинанда де Соссюра...
Вероятно, преподавательница не разобрала последний слог, потому что вдруг произнесла:
- Не Сосю.
Услышав это угрюмое предупреждение, аудитория затряслась от безмолвного смеха. А Женя, которая еще не прочувствовала комизм ситуации, но рассердилась на придирку к первому же предложению, повернулась к преподавательнице и с достоинством ответила:
- Да, не Сосю. А де Соссюра.

* * *

Вчера в маршрутке мельком увидела за окном машину, странно облепленную людьми. Не успела рассмотреть и озадачилась, но тут мужчина, сидевший впереди, сказал в телефон:
- Слышишь, тут чуваки вокруг бэхи фоткаются.
Так мы и ехали полчаса. Я видела и не успевала понять, а он комментировал. Женщину с загадочным черным животом ("Ого, баба такой здоровый ящик несет"), блуждающий свет в сирени ("В кустах что-то ищут..."), оранжевое облако, расползшееся по бордюру ("А рабочие даже в праздники вышли").
Не человек, а всплывающая подсказка. Сначала пожалела, что таких не рассаживают повсюду. А потом подумала, что оранжевые облака и неясное свечение меня тоже устраивают.

* * *

Макс жалуется на рыбу в столовой:
- Я даже не стал ее есть.
- Что, - спрашиваю, - предлагала исполнить желания?
- Желание, - отвечает с горечью, - она могла исполнить только одно: блевать.

Сегодня читали на балконе, Макс пил вишневый компот. Попалась ягода, косточку некуда было деть - и он выкинул за окно, в палисадник.
- Ты - как героиня "Птички певчей", - говорю мечтательно. - Она сидела на дереве и бросалась вишневыми косточками. И попала случайно в милого старичка, а тот ее заметил в ветвях, и у них выдался очень интересный разговор...
- Да, - отвечает Макс, - "Ты чего, пизда с ушами, косточками бросаешься?" А она: "Я вас, старый пердун, забыла спросить, что мне делать и чего не делать!"
Ржу до сих пор.

* * *

А у подъезда утром тусовались подростки, и один закричал в телефон:
- Мы тут сидим в полнейшей жопе!
На другом конце долго не могли расслышать. Он повторил несколько раз и даже перешел на ямб:
- В полнейшей жопе мы сейчас сидим!
В трудные минуты человечество всегда тянулось к поэзии.

Признаться, в юности я была куда большей брюзгой, чем сейчас. Помню, как раздражалась от неурочных разговоров под окнами, дребезжащих гитар, заунывного детского плача. А сейчас ликую: юность! тунеядство! музыка! жизнь! Даже звук перфоратора отчасти симпатичен: стало быть, кто-то сейчас вешает картину, устанавливает полку или расчленяет труп, словом, организует пространство вокруг себя. Уют, порядок, жизнь!
antrum: (Default)
На днях приснилась любимая школьная учительница.
- Все, все без исключения дети обожали вас, Ирина Леонидовна! - говорила я.
- Леонидовна... Надо же, даже отчество мое помнишь, - умилилась она.
- А как же иначе? - воскликнула я. - Разве можно такое забыть?
Проснувшись, вспомнила, что ее звали Татьяна Николаевна.

* * *

Пришла к маме и застала ее собирающейся на прогулку с Чипом. Повели его вместе. По пути мама рассказала, что в последнее время Чип хуже соображает. Зовешь его, а он резко поворачивается в противоположную сторону и выжидающе смотрит. И лишь минуту спустя осознает, куда надо было глядеть.
- Сосудики уже не те, - сказала мама. - Нарушения пространственного мышления.
Порассуждали про его мозговую деятельность, обогнули пустырь, задержались у рябины и фонарного столба.
Пришли домой. Мама вынесла из комнаты мои красные тапки и, даже не взглянув на меня, торжественно поставила перед Чипом.

Упитанные дворовые коты неравнодушны к Чипу. Сопровождают его повсюду, служба охраны в плюшевом камуфляже. Так и норовят соприкоснуться рукавами. Иногда не выдерживают серьезности и бросаются ему под ноги, сияя гладкими животами. Думаю, они считают Чипа благодетелем, а маму - лишь прислугой, по его приказу выносящей блюда с барского стола.
Чип обходит их вниманием. Кошачьего общества, притом весьма нахального, ему хватает дома.

Сам же Чип сейчас будто облачен в жесткий черный костюм. Хмурится, отрешен от всего земного, кроме ужина. В последнее время тянет к его имени добавлять "преподобный".

* * *

Увидела кошмарный сон, где я смотрела муторный тоскливый фильм, который вдруг засочился с экрана в окружающую реальность. Макс по сбившемуся дыханию понял, что мне снится что-то страшное, и разбудил. Услышав, в чем заключался кошмар, резюмировал:
- Ты просто советских фильмов пересмотрела.
- Это, между прочим, был фильм Феллини.
- А Феллини же творил под влиянием советского кинематографа. Вспомни его "Вечера на хуторе близ Торино", "Сицилия слезам не верит", "Собака в Ватикане"...
И я сразу даже обрадовалась этому кошмару. Вот что значит правильная концовка.

* * *

Сестра Женя познакомилась с юношей, который впоследствии ее разочаровал. Рассказала дома о том, как у них не заладилось. В ответ бабуля глубокомысленно изрекла что-то по-гречески. Должно быть, какая-нибудь философская мысль, поняла Женя и попросила перевести античную мудрость.
- Ну и посрать, - перевела бабуля.
Не понимаю, почему Женя смеется. Разве это не самая философская из всех возможных фраз?

* * *

Бабуля поздравила с днем рождения по телефону. Говорила торжественно и тихо: мол, годы-то идут. В воздухе повисла скорбная пожилая нота. Я решила немного оживить бабулю. Рассказала, как на днях кассирша спросила мой возраст, когда я хотела купить сигареты для Максового папы. А в день рождения мне не сразу продали алкоголь.
Бабуля развеселилась и тут же, не отходя от трубки, передала события сестре Жене. В бабулином пересказе я драматически ползала по дну общества.
- Она хотела купить папиросы - а ей не продали! Тогда она пошла за выпивкой - а ей тоже не продали!

* * *

Делала недавно большой перевод. В браузере было открыто столько тематических вкладок, что в них стало даже трудно попадать курсором. Среди них затесалась статья про работу патологоанатомов, которую я хотела прочитать, но времени не было.
Статья надолго стала символом жизни после дедлайна. Иногда я по ошибке натыкалась на эту вкладку и с теплотой думала:
- Морг. Морг!
И возвращалась к текстам.
Несколько дней спустя отправила окончательный вариант, заварила чаю - и первым делом полезла к патологоанатомам. Прочла с огромным душевным подъемом.

* * *

Пассажир в маршрутке спросил:
- А можно гривну сдачи?
- Да хоть две! - радушно ответил водитель.
Правда, передал одну.

А в другой маршрутке мужчина позвонил кому-то и говорил:
- Здравия желаю!
- Еду в маршрутке.
- Еду в маршрутке.
- В маршрутке, знаешь такое слово?
- В маршрутке еду.
- Да не ору я, я же в маршрутке еду.
- В МАРШРУТКЕ!
И на этом закончил звонок.

* * *

Макс перечислил свои любимые физические упражнения. Подъем с переворотом бутерброда ко рту, отжимание одеяла лежа на спине, носовой храп в подушку лежа, жим перемотки фильма в глубоком присяде в кресле, удержание блинчика на вытянутых руках. Последнее упражнение как раз идеально для масленицы.
antrum: (Default)
В прошлую субботу позвонила расстроенная мама. Она отправилась на прогулку с Чипом, захлопнула за собой дверь - и обнаружила в руке рожок для обуви вместо ключей.
Я поспешила на помощь и нашла маму коротающей время на лавочке. Рядом сидел унылый Чип. Соседи добродушно потешались над мамой:
- Сейчас выходите с рожком, а через десять лет и туфель возьмете.
Вообще-то я представляла себе рожок соизмеримым с ключами. Немного длиннее, может быть. Но он оказался чуть ли не полуметровым.
Мама рассказала, что звонила мне от соседа Саши, который смеялся, услышав про ее злосчастья. Окончив разговор, мама с достоинством обулась, помогая себе собственным рожком. "Вот и пригодился", - отметил Саша и заржал громче прежнего.
Через несколько дней история повторилась, на этот раз в полвторого ночи. Соседей неловко было будить. От неловкости мама выбила свою входную дверь.

А на днях она решила для профилактики почистить печень и пьет травы. Вчера мы принимали полынь (в составе вермута). Первый тост подняли за маминых абитуриентов, второй - за Катю, Нико и всех наших, третий мама неожиданно провозгласила за Фиделя Кастро и Че Гевару. Я всегда чувствовала в ней эту революционную жилку.

* * *

Сестра Женя играла в капустнике индейца Одинокий Клык. Через несколько дней нашла в контакте застенчивого осветителя сцены и добавила в друзья. "Мы знакомы?" - написал осветитель. "Конечно! Это же я, Одинокий Клык!" - ответила Женя. Выяснилось, что она ошиблась мальчиком.
Эта история кажется мне образцом элегантного знакомства.

* * *

Макс сетует, что на нем висит много разной работы. Я утешаю: зато никуда не надо идти, можно все делать дома, а дома и стены помогают.
- Ага. Только что-то эти стены, блять, ни программу не написали, ни субтитры пока не сделали, - горько отвечает Макс.

* * *

Золотое лето, выйти на улицу - почти совершить акт самосожжения. Зато столько шершавых персиков, черных слив. Моя любимая степень зрелости - когда они такие сочные и мягкие, что вот-вот пропадут. Это избавляет от колебаний: съесть, не съесть...
Мне всегда не хватало такой зрелости в шоколаде или, скажем, печенье.
antrum: (Default)
Мама уехала, и я поселилась в отчем доме. Выгуливаю собаку, тетешкаю кота, упиваюсь мятным чаем. В этот раз мама не оставила своей обычной записки, отдающей живодерством: Свари Чипу лапу. Потри коту яйца. И я сама распоряжаюсь их рационом, из которого украдкой таскаю куски в свои одинокие обеды. Сегодня впервые в жизни сварила рыбу и почему-то удивлена. Мне казалось, эти хековые туши скорее выпрыгнут из кастрюли и споют церковный гимн, чем станут съедобными. Завтра варю куриный фарш. Волнуюсь.

Недавно мама была у нас в гостях. Мы смотрели втроем кино и в какой-то миг сделали паузу. На экране застыло бледное и тревожное лицо героини.
- Ничего себе кегля, - кивнула мама в сторону монитора.
- Это Джулианна Мур, - объяснила я.
Над обеденным столом повисло недоумение. Я думала: почему сразу кегля? Нормальная же актриса. А мама удивлялась, что перечницу, которая выглядит примерно так и сейчас стоит у монитора, зовут Джулианна Мур.
Так наша перечница обзавелась собственным именем.

К приходу мамы Макс пек капустно-грибной пирог. Чтобы было интересней, название блюда и ингредиенты он скрывал до последнего. И когда мама, переступив порог, учуяла капусту, Макс путал следы и говорил, что блюдо икс будет, вообще-то, свекольным. Я тоже хранила тайну. В конце концов, мир красен не только великими загадками, но и крошечными секретами.
А потом задумалась, забылась. И за пять минут до выхода сюрприза из духовки, уперев руки в бока, спросила будничным голосом:
- Ну чо, когда уже достаем пирог?
Потом Макс сказал, что для полноты картины на его укоризненое "Танюша!" надо было ответить: "А чо, я же про грибы ничего не сказала!"
В разведку только с катушкой клейкой ленты.

* * *

А в Харькове я ночью сидела в желтой кухне с черным окном и читала бабулину газету "ЗОЖ". На странице с плодами творчества читателей было стихотворение с таким началом:
Пожилой я человек,
Но душою молод.
И не стынет жар души
Даже в лютый холод.
Физзарядка, бег, вода -
Вот моя отрада...

Возле строчки "физзарядка, бег, вода" энергичным бабулиным почерком дописано: "и ходьба".
В этом - вся бабуля.

Старый шкаф в кухне забит газетами, учебниками химии, потускневшими бумагами. На одной полке стоит несколько икон.
Сестра Женя увлеченно рассказывала, как здорово было бы избавиться от шкафа.
- Выкинули бы оттуда все дерьмо! - и поспешно добавила. - Ну, кроме святых, конечно.
До сих пор смеюсь. Тот случай, когда лучше уже не исправлять.

Женина одногруппница Алина сдавала экзамен по страноведению, мутному предмету, знакомящему с символикой и особенностями англоязычных стран. Преподавательница тщетно пыталась вытянуть Алину на тройку. От несложных вопросов к простейшим - и наконец:
- Скажите хотя бы, кто сейчас президент Соединенных Штатов.
- Ну кто-кто, - ответила девочка. - Ну, Джордж Вашингтон.
- Но как не стыдно! - воскликнула преподавательница.
- А что, - высокомерно сказала Алина. - Я новости не смотрю.
(Последние триста лет, хочется добавить мне.)
Преподавательница сделала еще одну попытку. Показала символ какой-то из стран - алую розу:
- Назовите этот цветок - и идите.
- Хм, - Алина внимательно рассмотрела картинку. - Мак?
А вот если бы специально троллила, хрен бы получилось так блестяще.

Кстати, недавно папа Макса о чем-то воодушевленно разговаривал с Женей, а Макс изредка вставлял ироничные комментарии. После очередного папа сдул седую прядь со лба и, размешивая чай ложечкой, сказал:
- Ты - просто парвеню.
- Кто? - переспросил Макс.
- По-нашему - тролль, - шепотом предположил Артем.

А когда я рассказывала этот эпизод сестре Кате, в моем вольном пересказе начало звучало так:
- И вот папа Макса "тра-та-та, тра-та-та", а Макс - "ля-ля".
Катя поразилась богатству моих художественных средств. А я вспомнила, как она цитировала Лермонтова: "Короче, я не Байрон что-то там..." Да уж, не Байрон, - взревела я тогда от восторга.

А у подъезда пожилые мужчина и женщина, истрепанные жарой и праздниками, обсуждали поэзию.
- Вот Шевченко!
- О да. Як умру, то на могилi шо-то там ревучий.

У другого подъезда поутру были щедро рассыпаны не только обычные пивные крышки, бычки и фантики, но и осколки пластинки "Лебединое озеро". Наверное, эти подростки сочли Чайковского слабоватым, вторичным.

Мамина приятельница, школьный учитель математики, однажды услышала, как учительница музыки торжественно объявляет классу:
- Итак, слушаем сенсанс Чайковского!

Эта приятельница, кстати, в своих рассказах имела неудобную привычку уточнять пространственно-временные детали. Мы все встречали таких людей. Чтобы попасть на порог истории, нужно одолеть бесконечную лестницу подробностей. В среду, ой, нет, в четверг, хотя нет, все же в среду, у меня же было семь уроков, хотя по пятницам у меня тоже семь уроков, но, наверное, все-таки в среду, да, в среду, ой, нет, в эту же среду у нас был короткий день в честь праздника, значит, все-таки в пятницу, ой, как хорошо, когда пятница, можно хоть расслабиться.
- И так всегда, - заметила мама после одной встречи, когда сказки Шахерезады были особенно изнурительны. - Ну, она просто не может иначе. Точность - ее страсть. Она же все-таки математик.
И мрачно добавила:
- Матик-перематик.

* * *

Однако я присела на уши. Прямо как пресловутая Шахерезада. А хотела только про маму. А ведь еще выгуливать собаку Чипа. Все, ушиваюсь в полуночные травы. Добрых снов!
antrum: (Default)
Иной раз кажется, никакая книга не сравнится с поездкой в общественном транспорте или долгой очередью. Слушаешь все эти разговоры - и сразу понимаешь, зачем Горький советовал Бабелю "идти в люди".

Например, мужчина побывал в магазине обуви и теперь возмущается:
- Ладно, туфли или сапоги... Но тапки за восемьсот гривен! Восемьсот гривен! Да ебал я такие тапки!
- Дима! - говорит женщина. - От Ричарда я еще могла такое ожидать, но от тебя?
Из дальнейшего разговора становится ясно, что Ричардом зовут их маленькую собачку.

Или девочка рассказывает в телефон о том, как сдавала сессию:
- Я перед каждым экзаменом снимала кольца, цепочки, все золото, короче. Ну, чтобы преподы не думали, будто я богатая и могу заплатить за экзамен.
До сих пор смешно при мысли, что на сессию эта девочка идет, как в район, кишащий гопниками. Сядет на стульчик, дрожащим голосом назовет номер билета. А препод криво ухмыльнется:
- Деньги есть, че? Нету? А ну, попрыгай! Ха-ааах...

Или юноша долго говорит товарищу о своей любви к Оле. Любовь эта так сильна, что он прощает все. Оля опаздывает на встречи, а когда, замерзнув, он решается позвонить, она не берет трубку. Оля обзывается обидными словами. Оля забывает про его день рождения. Но он все понимает и ничего не требует, потому что любовь - это, в первую очередь, прощение.
Юноша говорит все громче и увлеченнее, вспоминая новые обиды и свое великодушие. Наконец его товарищ отвечает:
- Да, чувак... Пиздато.
И юноша мгновенно остывает и замолкает.

Или женщина делится с подругой:
- Разные ситуации бывают. Я вот замуж за падлу вышла. И знала же, что падла! Но на всякий случай вышла.

* * *

В воскресенье бабушка отмечала юбилей. Восемьдесят лет, немыслимо! Уже накануне ей с поздравлениями звонили сонмы друзей и учеников.
- Вот еще один позвонил. Говорит: "Зоя Никитична, помните, каким я был трудным учеником? Сколько вы занимались моим воспитанием! А сейчас я, честное слово, каждый день вас вспоминаю. Особенно на работе." Он же тоже с молодежью работает, - горделиво сказала бабуля.
- А где? - спросила я.
- Надсмотрщиком, в тюрьме, - уточнила она.
("А патологоанатом может говорить, что работает с людьми", - сказал сотрудник Женя.)

Музыканты из ансамбля, который весь вечер играл на празднике, признались бабушке:
- Сколько мы выступали на разных днях рождения, а подобного еще не видели. Такие прекрасные речи произносили и вы, и гости. Слушайте, у нас есть две бутылки водки. Выпьете завтра с нами?

* * *

Сестра Женя, ныне учитель английского, вспомнила, как в девятом классе ее попросили подсказать, как перевести "машина времени".
- Car clock, - от чистого сердца помогла Женя.
Восхищаюсь! Это даже круче, чем surrounding Wednesday.

* * *

Люблю мороз: в конце концов, нечасто бывает так бело, скрипуче и больно ходить по улицам. В солнечные дни снег блестит, словно платье эстрадной дивы, и с деревьев на него опадают упоительные голубые тени.
Утром я завидовала школьникам, которых не пускают на уроки. Мы с Максом нехотя нахлобучили на себя тонну одежды и завязали шнурки. И вдруг на выходе обнаружили, что сломался дверной замок. Вот так неожиданно я превратилась в школьника, оставшись сторожить дом. По комнатам гуляло солнце, я копалась в немецких словах и испытывала такой прилив счастья, что даже захотела сфотографировать его. Точно кот на сало, смотрю я на внезапный выходной, и за моей спиной перешептываются бокалы.

54.29 КБ
antrum: (Default)
Сотрудник Женя знает человека по фамилии Дралло. Этот человек шутит, что назовет сына Отто.

Интересно, приходило ли уже кому-нибудь в голову назвать дочерей Раиса и Ада? Чтобы дома были дочь Рая и дочь Ада.

Я получила загран, в котором по новым правилам Глущенко пишется HLUSHCHENKO. "Хохлущенко, блядь! Хующенко!" - грохотало у меня в голове, пока я послушно царапала подпись.

* * *

Сестра Катя - гений преподавания: всего за пару недель влила в меня мощную дозу итальянской грамматики и лексики. Теперь я могу писать и читать простые тексты. А также слушать успокаивающий, как темное пиво, голос Нико. И раз в пять минут блеять: Interessante.
Мое любимое время в итальянском называется Passato Prossimo. Произнося его название, я чувствую себя лакеем с золотой ночной вазой.

* * *

Уплетаешь какое-нибудь бабулино блюдо, скажешь: "Вкусно!" А она воскликнет:
- Да о чем ты говоришь! Божественно получилось!
Редко встретишь такую славную реакцию на похвалу.
(Сразу вспоминается и самая смешная. Одна знакомая посетовала, что коричневый ее старит.
- Напротив, оттеняет цвет ваших глаз, - сказала я. - Красивое сочетание.
Ее глаза были глубокого зеленого цвета. Чуть ли не морская волна. Даже не знала, что такие бывают. (Надеюсь, не линзы, а то, выходит, как полный лошара живопишу достижения современной оптики.)
- Думаете? Ой, мне так не нравится мой цвет. У всех глаза как глаза: серые, карие... А у меня, - вздохнула, - аквамарин...)

* * *

Сестра Женя рассказывала, что любит ездить в плацкарте. В свою последнюю поездку они с подругой прошли по всему вагону и налепили на одеяла спящих пассажиров-мужчин розовые стикеры с надписями "Ты красивый". Состояние мужчин поутру Женя описывала эпитетами "удивленный", "заинтригованный", "радостный". Полагаю, оттого, что в ее активном словаре отсутствует выражение "в ахуе".
А вообще умиляюсь, конечно. (Хоть и сквозь ахуй.)

* * *

Справедливости ради расскажу еще кое-что. На немецком попросили описать свою любимую вещь. Каждому рассказчику остальные члены группы потом задавали по одному вопросу.
Я говорила про старенькую игрушку с детским именем Кися, полосатую и без хвоста, которой уже 25 лет.
- Она живет с тобой? - начали спрашивать одногруппники.
- Где в твоей квартире она живет? (- Спит на моей подушке.)
- У нее есть друзья? (- Бежевый заяц.)
- Ты с ней говоришь? (- Да, желаю ей спокойной ночи.)
- Сколько тебе лет?! - был последний вопрос.

* * *

В полшестого утра со мной завязал беседу попутчик, немолодой мужчина в пальто с пушистым воротником. Говорил про французскую драматургию, Амфитеатрова и Константина Коровина. Я признавалась в своем невежестве, потом даже преувеличивала масштабы, так как собеседник оказался хамоват и чересчур говорлив. Он кричал: "Не верю! Нельзя прожить жизнь и не прочесть ни одного рассказа Амфитеатрова!" (К сожалению, один я как раз читала, здесь соврать не вышло.)
Отчаявшись, я использовала последний козырь. Серьезно сказала:
- Я недавно читала Голсуорси. Они мне очень понравились.
Вскоре наш диалог увял.
antrum: (лестница)
- Я смотрю, Миша, ты себя любишь, - неодобрительно сказала женщина попутчику. - На фестиваль поехал, потом на море...
- А что! А что ты имеешь в виду - "любить себя"? - закипятился Миша.
- То, что ты ни в чем себе не отказываешь.
- А при чем! А при чем тут любовь к себе? - негодовал он. - Это еще не значит, что я себя люблю!
Мы выехали из одного населенного пункта, проехали через другой, а на въезде в третий Миша все так же страстно доказывал собеседнице, что не любит себя - и с чего это она взяла.
Иной раз кажется, любой прусак счастливее девяносто девяти процентов населения.

* * *

Женщина покупает хлеб в киоске, рядом коляска, где хнычет ребенок в оранжевой кепке и трусах. Перед ним на корточки садится испитой мужчина из очереди.
- Ну шо ты ноешь? - вопрошает мужчина. - Кормят тебя, поят. В школу ходить не надо. Девки еще не нужны.
Женщина, получив свою буханку, берется за коляску и сердито говорит:
- И дальше тоже не будут нужны. Глаза разуйте, это же девочка!

* * *

Сестра Женя рассказала, что однажды пришла на пляж и разлеглась под ореховым деревом, читая книгу.
Через какое-то время послышался странный шум. Не в силах определить источник, Женя продолжила безмятежное чтение.
Вскоре обнаружилось, что шум производят падающие орехи. Много страниц спустя Женя с досадой вскочила на ноги, пытаясь понять, откуда этот орехопад в июне.
Оказалось, за деревом притаился онанист и свободной рукой бросает орехи, чтобы Женя наконец обратила на него внимание.
Отсмеявшись, я сообщила, что ни разу в жизни не встречала в общественных местах онанистов.
- Совсем ни разу? - поразилась сестра.
На следующий день она звала меня на речку. Но я должна была помогать бабушке готовить праздничный стол.
- Поехали хоть на часик! На онаниста посмотришь... - заманивала Женя.

* * *

В тех редких случаях, когда в транспорте со мной пытаются ссориться, я сглаживаю конфликт, и мы расходимся в более-менее мирном настроении.
А недавно ехала донельзя заебанная жарой, головной болью и тяжелым рюкзаком, который уныло и монотонно бил меня по колену. И когда протискивалась на выход, а один пассажир нецензурно завозмущался моим рюкзаком, у меня не нашлось сил на сглаживание. Так что я мрачновато сказала:
- Не сейте, пожалуйста, конфликтогены.
Удивительно, но он тут же затих. То ли потому что понял, то ли наоборот. Как быстро и эффективно! О, к чему были все мои предыдущие миротворчества?

* * *

Под окнами сегодня произнесли: "Зрение поднялось, а хуй упал."
Отличный пример закона равновесия.

* * *

Макс уехал, и я принялась адски пылесосить все вокруг (так самки данного вида выражают тоску по самцу). И впервые в жизни сварила вишневый компот. Если бы еще день назад мне сказали, что я добровольно потрачу выходной, гремя кастрюлями на кухне, рассмеялась бы в лицо этому нелепому мечтателю.
antrum: (Default)
С неба посыпались снежные лохмотья, крыши и улицы застыли рождественской открыткой. Девочки восторженно сгрудились у окна.
- Если запрокинуть голову и смотреть на небо и снег, - говорю, - кажется, что не снег летит, а ты.
- А я люблю выглядывать в небе самые дальние снежинки, - отвечает Катя, - самые мелкие.
- Для этого нужен хороший вестибулярный аппарат, - говорю я, попробовав.
- Да, - соглашается Катя. - Мне аж плохо как-то стало.
- Так и вижу эту картину. Все стекла заблеваны, и кто-то объясняет: "Девочки любовались снежинками."

* * *

Марина репетирует новогодний спектакль с двенадцатилетними актерами.
Льется песня про снег, на сцене Снегурочка, к ней подбегают жалостные Кот и Пес. Снегурочка гладит по голове, участливо кивает.
Музыка стихает, появился Дед Мороз. Пес убежал за кулисы. Кот протормозил и теперь смотрит в зал пустыми глазами. Снегурочка снимает руку с его головы и цедит:
- Пшел вон со сцены.

После репетиции Марина, как обычно, спросит меня, что не понравилось. Я сижу и думаю, как деликатней сказать, чтобы не обидеть детей. Снежинкам не хватает экспрессии? Снежинкам не помешало бы больше выразительности?
Но дети разбредаются, мы с Мариной наедине. И я честно говорю:
- Все нормально. Только снежинки деревянные. Наглухо отмороженные.
Через полчаса, вновь собрав детей на сцене, Марина говорит:
- На вас смотрел посторонний человек. И первое, что бросилось ему в глаза: снежинки! наглухо! отмороженные!
Дети неприветливо косятся в мою сторону. Я обмираю от стыда.

* * *

Отметив день студента, сестра Женя вползла домой и с достоинством сообщила:
- Я не пьяная. Просто мне сложно говорить.
Вот это по-нашему! Надо воспользоваться при случае.
- Я не пьяный. Просто сметана в салате полезна для кожи лица.
- Я не пьяный. Просто на столе удобней танцевать, а в брюках жарко.
- Я не пьяный. Просто люблю спать стоя между закрывающимися дверьми лифта.
(привет, Маша!)

* * *

Видела объявление: "Продаются котята породы Девон-Рекс. Гипералергенные."
Эти бесшерстные котята считаются, конечно, гипоаллергенными. Ну, перепутали, бывает. Все бы ничего, но за этим следовало циничное: "Хороший подарок к новому году."
- Теще, - добавил мой сотрудник Женя.

* * *

Приснилось, что я в потустороннем мире. Вокруг тошнотворная пустота, и беззвучие давит на слух.
В следующем сне я сочиняла стихотворение о своем потустороннем опыте, не жалея жутких красок. Заканчивалось так:
Но среди пустоты
Вдруг темнеют кусты -
А поссать никогда не мешает!

Наяву бы эти оптимизм и практичность.

* * *

Папа гулял с собакой в снежную ночь. Из ниоткуда появились два пошатывающихся прохожих.
- Вася, - спросил один. - Ты знаешь, в чем божественное предназначение мужчины и женщины?
- Нет, - ответил его собеседник.
- Вот и я нет. В церковь надо сходить, Вася.
И растворились в серебряной дали.

* * *

Радостно утром смотреть, как за окнами белеет земля, а в черное жестяное небо льют простоквашу, и мало-помалу оно станет светлым и рыхлым.
Но глаза вгрызаются в глухие окна тех, кто не наблюдает за этими превращениями. Я представляю, как тепло и душно в их спальнях, тикают часы, коты мнут лапами простыни в цветочек, у изголовья чашка с сахарным осадком. И сразу жалею, что представила.
Но сейчас впереди целая ночь. Макс! Одеяло! Нос в подушку! Котики-хранители! Несколько страниц на ночь! И буквы, уплывающие в сон.
antrum: (Default)
Август полон встреч и расставаний.
(Написав это предложение, я так глубоко задумалась, что чуть не проглотила обручальное кольцо. Считаю, это сигнал срочно приступить к повествованию.)

Итак, сначала из Киргизии приехала тетя Алла, папина старшая сестра. Она много смеется и ласково зовет папу "старый пень". Изредка употребляет киргизские слова, из которых я запомнила только корейское "хе" - блюдо из собачатины. ("Что за мясо мы едим?" - "Хе!" - ухмыльнется повар.)

Тетя Алла долго меня разглядывала и сделала лестный вывод, что я похожа на ее тетку в старости.
- Нет! - запротестовала мама. - Она - вылитая я в детстве.
Чуть погодя в их споре нашелся неожиданный компромисс: ни в одном возрасте ни у тетки, ни у мамы не было такого носяры. Успокоившись, дамы продолжили чаепитие. Теперь у меня не просто нос, а нос-миротворец.

(Обновилась коллекция фартуков, полученных в подарок от малознакомых родственников. В моих руках этот предмет трогательно бесполезен. В редкие мгновения, когда я готовлю, фартук похож на неудачливого вратаря. Он тщится поймать свекольные и морковные опилки, заламывает клетчатые руки, распахивает объятия масляным брызгам. Но те угодят в волосы или на стену, к которой я непременно прильну через минуту.)

Тетя Алла уезжает нынче ночью. Я скрестила пальцы, чтобы сбылась ее мечта переселиться в городок под Одессой. Жаль вдруг обрести клевую тетю, а потом опять расстаться далеко и надолго.

* * *
Read more... )
antrum: (Default)
Шла сегодня в пять утра по безмятежной и ясной улице. На меня налетает взъерошенный тип и говорит:
- Девушка, у вас есть комплект красного нижнего белья?
Я отрицательно мотнула головой, не успев даже спросить: "а у вас?" Он отбегает к своему товарищу, такому же вихрастому. И до меня доносится:
- Видишь! А ты - "у каждой бабы, у каждой бабы"...

* * *

У мамы в аське вечный аншлаг. "Хочеш познакомется?" - пишут ей изо всех концов страны.
- И ты так спокойно на это взираешь? - упрекнул папа.
- Ну, я же не знакомлюсь с ними.
- А что у тебя за Генерал? Это еще кто?
- Саша, - миролюбиво сказала мама. - General - это название группы контактов.

* * *

Мама забыла в коридоре пакет с покупками. Чуть погодя обнаружили, что из пакета извлечен кулечек с тремя сардельками. Кулечек лежит на кошачьей подстилке и как следует распушён. Внутри по-прежнему три румяные сардельки, только каждая надкусана.
Настоящий украинский кот.

* * *

Бабушку собрался навестить бывший ученик. Предупредил, что будет со своим двухлетним сыночком.
Бабушка, тетя и сестра Женя очень обрадовались, потому что любят детей. "Мы будем вести взрослые разговоры", - сказали Жене, - "а ты повозишься с малышом." Сестра ликовала и бросала в воздух чепчик.

... После того, как за долгожданным крошечным гостем закрылась дверь, бабушка рухнула на диван и прохрипела:
- Давайте вино... Отметим его уход.

* * *

Н., двенадцатилетний ученик моей тети, сидел на уроке украинского. Учительница (не тетя) вела воспитательную беседу и среди прочего упомянула, что девочки в 12-13 лет еще вряд ли могут получить истинное наслаждение от секса. Поэтому и начинать пока не стоит.
- Странно, - проронил Н. - А мои девочки аж визжат.

* * *

Что-то еще было, не могу вспомнить. Но тут подоспел страшный фильм про молодого Шерлока Холмса. В детстве, во всяком случае, я вмерзала в диван. Пойду проверю, кто кого: холодящий кровь ужастик или горячащая эту же кровь простуда. Думаю, при любом раскладе я в выигрыше.

АПД. Мощнейший кошмар детства оказался нелепым милым фильмом. Славно поржали.
antrum: (зайчик)
Весь май наша семья была в сборе. У родителей особенный домофон: звонишь, а оттуда рвется вздорный лай. (И особенная входная дверь. Ты на порог, а оттуда поводок с вертлявой соплей, толчок в спину и напутствие: купи окорочкоооов!) Так часто общаюсь с этим гавкучим домофоном, что к обычным, тихим испытываю недоверие.

майские )
antrum: (слоник)
Ночью в отчем доме мне вручили три бутылки вина, учебник немецкого и кальсоны с начесом. Образцовый набор для старой девы.
А спустя полчаса - уже в своем доме - я обнаружила деловитого Кендера, который мастерил десерт с черносливом. Подумав, мы устремились сквозь тьму (и хлад (и дождь)) в продуктовую лавку.
Возле школы нас остановило хмурое юношество и спросило, не найдется ли закурить. От неприятных предчувствий у меня дрогнули колени. Но Кендер озарил улыбкой ночной двор и ответил:
- К сожалению, нет. Вот если бы у вас нашлось закурить, вы бы нас чертовски выручили!
- Ыгыгыггыгыгы, - обмякли подобревшие гопники и развели руками.

* * *

Утром уехала Женя, и я уже скучаю. Read more... )

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios