antrum: (Default)
Одна дама в маршрутке села рядом, на колени к себе усадила мальчика лет восьми, а ко мне внезапно поставила сумку, потеснив мой рюкзак. Вопросительно глянула, и я, не снимая наушников, кивнула.
Мы ехали по темным горбатым дорогам, я почти засыпала под долгую, как зима, песню. Наконец она кончилась, и этот краткий миг тишины выпал на момент, когда дама сказала нависающему над ней мужчине:
- Я забыла! Нам же сегодня зарплату выдали.
И торопливо убрала сумку с моих колен.

А сотрудник Женя как-то рассказывал один случай. Пассажирка, которой в маршрутке досталось сиденье, вызвалась подержать на коленях пакет незнакомой девушки, что ехала стоя. Девушка с радостью согласилась.
- Тяжелого набрала? - спросила пассажирка, развернула пакет и принялась изучать содержимое.
Любознательная добродетель.

* * *

- Как ваш поход в кино? Вам понравился "Хоббит"?
- Великолепная экранизация! Такая гнетущая атмосфера, постоянное напряжение. И до самого конца неясно, кто убийца! Говорухин - чудесный режиссер.
- Стебешься?
- Нет, просто пришли в кино, увидели, что на "Хоббита" не осталось нормальных мест, купили попкорна и пошли домой смотреть "Десять негритят".
А еще считаю удачной экранизацию "Парфюмера". Теплый воздух, сосны, иголки под ладонями, среди веток мелькает беличий хвост. И солнце ползает по траве наперегонки с муравьями.

* * *

Видела недавно рекламный щит одной частной школы. Там озорные детишки летят на метлах. Должно быть, намек на волшебное заведение, где учился Гарри Поттер. Но мама, которая в девяностые преподавала в этой частной школе, наверняка бы интерпретировала детей на метлах буквально. Еще и родителей бы дорисовала в ступах.
Однажды к ней на уроки привели трехлетнего внука какого-то важного чиновника.
- Как тебя зовут? - спросила мама.
- Павел Иванович, - ответил мальчик.
- А как тебя называют дома? - уточнила мама, надеясь услышать менее официальное наименование.
- Говно, - ответил мальчик.

* * *

Бабуля не расист, но негры не соответствуют ее эстетическим идеалам. Однако для Эдди Мерфи она сделала исключение. В этот приезд залпом посмотрела серию фильмов, где он в главной роли. Смеялась шуткам, хвалила черты лица и стать, умилялась гримасам, называла "моя ласточка".
Раньше такого удостаивался только лейтенант Коломбо.

В одном фильме Эдди Мерфи сидит на стадионе рядом с раскованной девушкой. На коленях у него куртка, под которую вдруг ныряет рука девушки.
- Зачем это она? - спрашивала бабуля.
- Ты как будто вчера родилась! - со смехом сказала мама. - Ну зачем она может туда полезть?
- Хочет обворовать? - ужаснулась бабуля.

* * *

Собака Чип все больше стареет. Вышагивает на жестких несгибаемых ногах-ходулях. Подолгу смотрит в раскрытый шкаф, будто там крутят диафильмы. Пьет аспаркам и пумпан, бессменный набор пенсионера.
Мама грустит. Я утешаю: старость у него золотая, всем бы так.
Когда Чип не успевает добежать до ближайшего дерева, пожилые соседки сопереживают: "Я его так понимаю!"
Бабуля удивляется тому, как одинаково старятся люди и звери.
- Бродит бесцельно по дому, - говорит она, - а потом остановится и смотрит, будто забыл, зачем и куда шел. Настоящий старичок!

К старости бабуля относится как к хулигану, которого надо воспитывать и укрощать.
- Интересно, что с каждым годом возраст все больше дает о себе знать. В прошлом году я могла доставать вещи из-за спины, не оборачиваясь, а в этом уже не могу. Так я включила это движение в зарядку. Теперь разрабатываю прежнюю гибкость.
Через пару недель ей восемьдесят один. А у Чипа в феврале юбилей: пятнадцать лет.

* * *

Дни одинаковые, серебряные и скользкие, как чешуя. Вчера я упала жопой в лужу, сегодня в аптеке вместе с мелочью забрала тарелочку для сдачи. А в спам пришло письмо с темой "Семь распространенных ошибок, совершаемых при увеличении члена". Я думала, ошибка бывает только одна и заключается в последних двух словах.
antrum: (Default)
На днях вернулась домой голодная, как саранча, и по-студенчески съела кусок хлеба со сметаной. (Да, у меня было жирное студенчество.)
Вкус оказался отталкивающим. Я поняла, что очень давно не ела хлеба и сметаны. И теперь отвыкшие рецепторы сигнализируют о нездоровости такого сочетания. Насколько разумнее стал мой организм, прослезилась я.
А потом пришел Макс, выбросил плесневелый хлеб и убрал из холодильника просроченную сметану.

* * *

За две остановки до конечной в маршрутку вошла девушка и дала водителю две гривны.
- Проезд стоит три, - сказал водитель.
- Да сколько тут осталось ехать? Другие водители подвозят за две, - возмутилась девушка.
- Пусть другие и подвозят! Проезд стоит три гривны, неважно, где вы сели.
- Да я вообще могу выйти!
- Вот и выходите!
- Вот и выйду!
- Да пожалуйста, выходите!
Однообразный разговор длился до самой конечной. При этом водитель ни разу не остановился, а девушка ни на йоту не приблизилась к двери.
Эта маршрутка кажется мне символом всех горьких, но бесконечных браков.

* * *

В другой маршрутке парень говорил в телефон:
- Уже устал от лета. Постоянно на дачу с родаками... Уже на учебу хочется. Хоть побухаю.
Я умилилась и вспомнила один эпизод, рассказанный сотрудником Женей. Его группа постоянно прогуливала английский. Как-то раз, когда они опять вместо занятий пили пиво, один одногруппник сказал:
- Бедная наша преподавательница. Тяжело ей, наверное.
- Почему тяжело? - не поняли остальные.
- Но мы же так на нее положили.

* * *

От этой жары я не хожу, а перекатываюсь, а встретив ненароком бегуна в нарядных кедах, бледнею и долго, долго смотрю ему вслед.
Наш друг Ф. однажды спросил, какими животными мы бы хотели быть. Мы что-то ответили, и он уточнил: а если бы этими было нельзя, тогда какими? И объяснил, что это простой психологический тест. Первое названное животное отражает то, чем мы хотим казаться. Второе - какие мы на самом деле.
- А у тебя кто был на первом месте? - заинтересовались мы.
- Дракон.
- А на втором?
- Аквариумная рыбка, - смеясь ответил Ф., чем навеки завоевал наши сердца.
Не помню, каких зверей я называла в то время, но сейчас я бы оба раза выбрала панду, обширную и медлительную, как затерянный материк.

Ф. тогда провел еще один глумливый психотест. Надо было при помощи нескольких прилагательных описать кофе. А потом вдруг выяснилось, что за этими прилагательными скрывается наше отношение к сексу.
Семь лет назад я считала секс противным, а сейчас люблю, особенно в красивой турке и на балконе.
antrum: (Default)
Мама рассказывает про соседа, который ночь напролет громко слушал песни и, вероятно, спал пьяным сном, потому что не слышал маминых звонков.
- Ты представляешь? Да если бы я захотела, я могла бы...
Она возмущенно переводила дыхание, а я думала, что же: вызвать милицию? написать на двери непристойное слово? или вовсе ее выломать?
- ... я могла бы расслышать каждое слово! - заключила мама.
Устрашающий человек!

Недавно была в музшколе. По стенам крошечного маминого кабинета спускаются стройные трубы, то и дело шелестя и нашептывая.
- Да, - подтвердила мама мою догадку. - Мы действительно находимся под туалетом. Очень вдохновляющая атмосфера для класса композиции.
- А это класс композиции?
- Где я, там и класс композиции, - вздохнула мама.

А возле школы толкались мальчишки.
- Да ты даже сонатину не доучил, опёздал! - донеслось до меня.

* * *

В маршрутках часто встречаются плакаты с текстом: "Наркотики и алкоголь - не для тебя. Выбери жизнь!" И название общества, предлагающего спасение: "Исход". Мне всегда хотелось добавить "печальный". А на одном плакате кто-то воплотил эту мысль и даже переплюнул, дописав "летальный".

А сотрудник Женя рассказал про вывеску "Верховая езда", где кто-то нацарапал букву П перед вторым словом. И я, взрослый человек с в/о, без в/п и ж/п, ржу как дитя уже который день.

* * *

С Женей недавно обсуждали рифмы вроде "семьдесят рублей - восемьдесять рублей", "ботинок - полуботинок", "конец - наконец".
- Ну а что, - сказал Женя. - Ведь лучше в рифму, чем не в рифму... Ах, простите, я опять заговорил стихами.

* * *

Вот-вот исполнится 27, и эта цифра кажется уютной и простой. Может быть, дело в нечетном числе. Четное - будто разрешающий аккорд, такой возраст звучит устойчиво: уже 26. В нечетном слышится напряжение и ожидание, тебе еще 27, выползай из апреля в раннее лето, вдыхай солнечный воздух и трогай цветы.
Пусть вам хорошо живется и в четности, и в нечетности, и вне этих дебильных категорий, конечно же.
За окном улюлюкают подростки. "Уже празднуют!" - важничаю я перед Максом.
Хотела слезливо повесить здесь красивую песню, но пусть лучше будет панда!


antrum: (Default)
Сотрудник Женя знает человека по фамилии Дралло. Этот человек шутит, что назовет сына Отто.

Интересно, приходило ли уже кому-нибудь в голову назвать дочерей Раиса и Ада? Чтобы дома были дочь Рая и дочь Ада.

Я получила загран, в котором по новым правилам Глущенко пишется HLUSHCHENKO. "Хохлущенко, блядь! Хующенко!" - грохотало у меня в голове, пока я послушно царапала подпись.

* * *

Сестра Катя - гений преподавания: всего за пару недель влила в меня мощную дозу итальянской грамматики и лексики. Теперь я могу писать и читать простые тексты. А также слушать успокаивающий, как темное пиво, голос Нико. И раз в пять минут блеять: Interessante.
Мое любимое время в итальянском называется Passato Prossimo. Произнося его название, я чувствую себя лакеем с золотой ночной вазой.

* * *

Уплетаешь какое-нибудь бабулино блюдо, скажешь: "Вкусно!" А она воскликнет:
- Да о чем ты говоришь! Божественно получилось!
Редко встретишь такую славную реакцию на похвалу.
(Сразу вспоминается и самая смешная. Одна знакомая посетовала, что коричневый ее старит.
- Напротив, оттеняет цвет ваших глаз, - сказала я. - Красивое сочетание.
Ее глаза были глубокого зеленого цвета. Чуть ли не морская волна. Даже не знала, что такие бывают. (Надеюсь, не линзы, а то, выходит, как полный лошара живопишу достижения современной оптики.)
- Думаете? Ой, мне так не нравится мой цвет. У всех глаза как глаза: серые, карие... А у меня, - вздохнула, - аквамарин...)

* * *

Сестра Женя рассказывала, что любит ездить в плацкарте. В свою последнюю поездку они с подругой прошли по всему вагону и налепили на одеяла спящих пассажиров-мужчин розовые стикеры с надписями "Ты красивый". Состояние мужчин поутру Женя описывала эпитетами "удивленный", "заинтригованный", "радостный". Полагаю, оттого, что в ее активном словаре отсутствует выражение "в ахуе".
А вообще умиляюсь, конечно. (Хоть и сквозь ахуй.)

* * *

Справедливости ради расскажу еще кое-что. На немецком попросили описать свою любимую вещь. Каждому рассказчику остальные члены группы потом задавали по одному вопросу.
Я говорила про старенькую игрушку с детским именем Кися, полосатую и без хвоста, которой уже 25 лет.
- Она живет с тобой? - начали спрашивать одногруппники.
- Где в твоей квартире она живет? (- Спит на моей подушке.)
- У нее есть друзья? (- Бежевый заяц.)
- Ты с ней говоришь? (- Да, желаю ей спокойной ночи.)
- Сколько тебе лет?! - был последний вопрос.

* * *

В полшестого утра со мной завязал беседу попутчик, немолодой мужчина в пальто с пушистым воротником. Говорил про французскую драматургию, Амфитеатрова и Константина Коровина. Я признавалась в своем невежестве, потом даже преувеличивала масштабы, так как собеседник оказался хамоват и чересчур говорлив. Он кричал: "Не верю! Нельзя прожить жизнь и не прочесть ни одного рассказа Амфитеатрова!" (К сожалению, один я как раз читала, здесь соврать не вышло.)
Отчаявшись, я использовала последний козырь. Серьезно сказала:
- Я недавно читала Голсуорси. Они мне очень понравились.
Вскоре наш диалог увял.
antrum: (Default)
Мама бросила коту кусок колбасы. Непостижимым образом колбаса отрикошетила мне в джинсы, затем скользнула в трусы. И тихо угнездилась меж, извините, ягодиц.
- Ловишь на лету! - восхитился папа.
(Я потом стеснялась вернуть угощение коту. Все же мы не на такой короткой ноге.)

Маму отправили в горисполком получить награду от мэра. Папа предложил на церемонии воскликнуть: "Грамота? Чудесно! Где тут у вас туалет?"

Вернулась из Крыма, почти целиком сожранная москитами. Сидела перед родителями, бугристая и зудящая. Стягивала ожерелье через голову и, когда кулон оказался на лбу, спросила: "Похожа на индианку?"
Папа мгновенно отозвался:
- Ты похожа на индуса,
Что москитами искусан!

Гуляли с бабушкой и встретили родителей моей знакомой, которым так отчаянно не нравится муж дочери, что одного дня их жизни хватило бы на двести мыльных серий.
- Я уже думала к тебе бежать, Таня, - сказала ее мама. - Думала, вдруг ты меня поддержишь.
Мы с бабушкой ошеломленно двинулись дальше и некоторое время молчали. Пока в моей голове бежала закольцованная строка "вот зе фак вот зе фак", бабушка произнесла:
- Считают, что могут помешать им быть вместе. Как бы не так! Между людьми существуют невидимые нити, порвать которые под силу лишь им самим, и никому другому.
И я задрожала от умиления: какие торжественные слова она бросает в пасть пустой, глупейшей ситуации, бредя со мной под руку мимо пыльных многоэтажек и мусорных баков.

Что ж, встреть я того нарядного киллера из "Манеры выживания" с его коронным "чем занимаешься по жизни?", я могла бы ответить: воспеваю и запоминаю, особенно семью, где у каждого своя сверхфункция: мама - наше милосердие, бабушка - страсть и скорость, папа - сарказм, сестра Катя - трезвый рассудок, сестра Женя - наше детство, розовый сахар, взрыв в кондитерской. А я могу быть памятью. Не худший удел.

* * *

Недавно приезжала Оля из Австралии. Мы гуляли по пасмурной набережной и разговаривали так, будто расстались и вчера, и миллион лет назад. Нас настиг крупный бородач и просил, чтобы мы вразумили его друга, который надумал променять родной город на Канаду.
Оставшись вновь наедине, мы с Олей обменялись недоуменными репликами: интересно, при чем здесь мы; нашел, кого просить; где вообще логика? И вдруг меня осенило.
- Оля, - робко сказала я, - может быть, он просто хотел с нами познакомиться?
И по ее лицу поняла, что за долгие годы с мужьями-программистами мы слишком привыкли к четкости и однозначности.

* * *

Сотрудник Женя рассказал, что однажды его бабушка мчалась по перрону, опаздывая на поезд, а за ее зонт зацепился карманом плаща один гражданин. Бабушка не слышала его протестов и вообще не замечала ничего, кроме желанного поезда. А гражданин боялся порвать дорогой плащ, поэтому был вынужден бежать до самого вагона. "Ох, женщина, вы меня уморили", - только и выдохнул он, сорвавшись наконец с крючка.
Подобные случаи красят мир так же, как коты, вино и снег, не правда ли.

* * *

Вчера на немецком была короткая развлекательная программа. Нас ненадолго совместили с двумя другими группами. Среди прочего дали задание, где требовалось выбрать правильные варианты. Потом преподавательница сообщила ответы и спросила:
- У вас все совпало?
Две другие группы сказали "почти все", а наша, которая тупила и даже не вкурилась в суть задания, разбухшими от самоиронии голосами протянула:
- Дааа! О дааааа!
Прежде чем мы успели опомниться, нас наградили призами за лучший результат. Теперь я знаю, что чувствует солдатик, получающий медаль за несвершенный подвиг.

А вот песня, из-за которой я и начала учить немецкий. Строгая, бархатная, безупречная.

antrum: (Default)
Вечером прилегла на часок, а проснулась внезапно на рубеже ночи и утра. Уснуть обратно не могу, а мир расплывчатый и ватный. Только и остается, что пить чай с лимоном и пиздеть о свежих событиях.

Гуляла и наткнулась на двор, зажатый меж кирпичными пятиэтажками, обросший жилистыми цветами, вялый и неподвижный. Посреди двора неожиданно торчат окна и балконные двери, на теплотрассе пылится ковер. Гниение и упадок, все как я люблю.
Сидела на скамейке, а под ногами жуки-солдатики разыгрывали любовные драмы. Сплошные двухвагонные трамваи, и все куда-то торопятся, оголтело жестикулируя усами. А в зарослях ромашек трахались собаки. А напротив угнездились подростки и чуть не съели друг друга.
Я деликатно опустила глаза. И вдруг земля стала золотой, а жуки рассыпались узорами, как рубиновые стекла в калейдоскопе, и вообще я в аудитории, за окном моросит, по карнизу вышагивает грач по имени Эпиграмма.
Вообразите, невыносимое лето, все взрывается от любви, а я старчески клюю носом на завалинке! Я была явно недостойна присутствовать в этом дворе и потому, очнувшись, переползла в соседний.
А там один гражданин расклеивал объявления о продаже квартиры. Бойкая старуха, что сидела у подъезда, обстреляла его вопросами. Гражданин добросовестно отчитался про район, этаж, ремонт, соседей и даже сообщил цвет кафеля в санузле. А потом спросил:
- Вы для себя хотите?.. Для детей?.. А зачем тогда?
- Да просто интересно, - отвечала старуха.

* * *

Сотрудник Женя рассказал про своего институтского преподавателя, который много писал на доске и постоянно выпачкивал ладони. Во время лекции он успевал неоднократно потрогать себя за лицо, и на ярко-красных щеках оставались меловые следы. Приглашая студента к доске, хлопал по плечу. В воздух взмывало белобрысое облачко.
Препода любовно прозвали Меломан.

* * *

Соседская девочка год назад прыгала на скакалке, швыряла в мальчишек песком и кричала мне: "Здрасти!" Сейчас красит губы и носит каблуки, стреляет глазами в парней постарше и небрежно роняет: "Привеет".
Родители, как же вы выдерживаете всю эту сладкую боль взросления. Тут сердце сжимается даже когда долговязый котенок, чья макушка пахнет молоком, вдруг украдкой пометил угол. А с детьми это привыкание заново длится из года в год, из месяца в месяц. Только успевай тренировать сердце.

* * *

Этим летом мне нельзя загорать, плавать и многого другого, и потому я так и проторчу в городе. Урбанистическое лето - ад, но я верна себе и уже придумала миллион "а зато..."
Меня и забавляет, и раздражает это идиотское жизнелюбие. Недавно вот менялась погода, и я проснулась ночью от мощной, до тошноты, головной боли. Чего только не делала! И таблетки, и чай с сахаром, и компрессы. Лишь под утро забылась. И последней мыслью было: "Чай с сахаром! Значит, теперь нет смысла делать анализ крови, как собиралась. Значит, могу позавтракать. А в холодильнике же торт!" И уснула умиротворенная, как баклажан.
Если бы все были как я, мы бы до сих пор жили на пальмах и не нарадовались.
antrum: (лестница)
По потолку маршрутки были рассыпаны цветные солнечные зайчики, прыгучие и непредсказумые. Следя за их хороводом, я переполнялась восторгом и даже чувствовала связь с богом, извините за пафос. А еще в салоне бушевала скандальная тетка. И от ее реплик связь ослабевала. Потом меня опять увлекал танец зайчиков, но то и дело в мою выпестованную реальность въедался сердитый голос.
Выкарабкиваясь из маршрутки, я увидела, что цветных зайчиков на потолок отправлял не кто иной, как тетка. На ее руке сияли крупные часы.
Я до сих пор под впечатлением от человека, достигшего вершины самонейтрализации.

* * *

Только ночью и на рассвете я примиряюсь с большим городом. В остальные часы я бреду сквозь человеческий поток с мыслью: "Ебаный муравейник". Куда они мчатся?
А потом заметила, что в любой толпе шагаю быстрее всех и делаю самые резкие движения. Ну, и кто здесь главный ебаный муравей?

* * *

- Где-то мне встретилось утверждение, что за пение и страх отвечает одна и та же область мозга, - говорю маме. - Потому бояться и петь одновременно нельзя. Интересно, не правда ли.
- А у меня была возможность проверить, - ответила мама.
И рассказала, что еще студенткой музучилища однажды шла домой с подругой. Был поздний вечер, и вдруг на пути толпа крепких выпивших парней.
Мама вцепилась в ноты и прошептала подруге:
- Люся, пой!
Та не поняла.
- По сольфеджио упражнение. Пой!
И они прошли сквозь страшную толпу, во весь голос крича:
- Ля-соль-ля-соль-ля-сиии-ля-сооль-ля-сиии. Ля-соль-ля-соль-ля-миии-ре-до-ре-миии-ре-до.
Этот музыкальный номер парни встретили мертвой тишиной. Ни один не шевельнулся.
- Думаю, они просто были в шоке, - закончила мама.

* * *

То, что мне становятся впору мои юношеские шмотки, приятно, но фигня. Главное, я влезла в качели, которые еще осенью были мне малы!

* * *

Вчера узнала, что Ниагарский водопад не в Южной Америке, а в Северной. Поделилась ошеломительной новостью с сотрудниками.
- Какая разница? - вяло ответил Илья. - Все равно нам пока туда не попасть. Сначала надо стать богатым.
- Или очень общительным, - сказала я.
Я вообще-то подразумевала, что человеческие связи иной раз открывают те же двери, что и деньги. Но Женя спросил:
- Это как? Допиздеться до водопада?
Второй день ржу над формулировкой. Куда там названию "Достучаться до небес".

* * *

Сегодня после двухнедельного отсутствия вернулся Макс. Я решила сделать сюрприз и встретить его оладушками.
Уж не знаю, где просчиталась, но тесто вышло таким хреновым, что Максу пришлось разуться, снять рюкзак и жарить самому. "Я приготовила тебе сюрприз! Становись к плите", - прокомментировал он.

* * *

У нас райский июнь. Солнце милосердно, дождь насмешливый и звонкий. Вечерами небо золотое, и река стелется бежевым шелком.
На двадцать седьмом году жизни я услышала Дэвида Боуи. Мне хочется благоговейно вымыть плеер перед тем, как залить туда его песни.
antrum: (Default)
Наконец точно выяснила, как встретились родители. Это было на новогодней вечеринке в длинном одноэтажном здании (родители любовно называли его "барак"). Папа выскочил на улицу, чтобы поправить антенну. Стал снаружи на карниз и хотел спросить в форточку: "А сейчас нормально?" В этот же миг мама, страдающая от сквозняка, захлопнула форточку. Так впервые они увидели друг друга. От неожиданности папа свалился в снег, а мама - на пол. После чего и познакомились, сквозь хохот и смущение.
А я в детстве не знала этой промежуточной части. Помню, как ошарашивала взрослых собеседников, спокойно объясняя: "Они познакомились в бараке; папа увидал маму - и упал в сугроб."

* * *

Пришла на узи; врач был молодой, серьезный. Красивый, как снегирь! Спросил: "Получится открыть шею?" Я с таким рвением оттянула ворот, что обнажила еще и грудь.
- Мне... мне действительно нужна только шея, - потупившись, сказал врач.
Что со мной делает мужская красота! Потом лежала с непроницаемым лицом, только вздрагивала от глубинного смеха. "Холодно, да?" - переживал врач-снегирь, деликатно шевеля датчиком.

* * *

В субботу у меня был день рожденья. Один знакомый сказал между прочим:
- Сегодня такая знаменательная дата.
"Надо же, помнит!" - растрогалась я. А он молчал и проникновенно смотрел.
- Хорошо, что сегодня так солнечно, - сказала я, чтобы не затягивать паузу.
- Только толку от этого! - горько ответил С.
Оказалось, он вообще говорил про дату смерти Летова. Мне до сих пор неловко.

В тот же день я объявила в маршрутке "За подбородком, пожалуйста!" (вместо "За поворотом, пожалуйста"), а минуту спустя, уже на улице, меня остановил нетрезвый пожилой гражданин.
- Сссхххххххммммвззззззааааввв двадсссть сссххххмммммввв? - спросил он.
Я переспрашивала несколько раз, но вычленить могла только "двадцать". На очередном повторе меня осенило: он, должно быть, хочет узнать, в каком подъезде находится двадцать какая-то квартира.
- В первом подъезде! - радостно ответила я.
Он помолчал-помолчал и снова спросил. И на этот раз я расслышала:
- Вы помните, какой двадцать третьего февраля праздник?
(А я ему - "в первом подъезде". Непринужденная такая беседа.) Получив наконец заверения, что я помню про двадцать третье, мой собеседник строго сказал:
- Смотрите! А то мы забудем про восьмое!

* * *

На работе возник разговор, прикипал ли кто-нибудь в детстве языком к металлическим предметам на морозе. Выясняется, что никому не приходилось.
- Вообще-то, я лизал санки, - говорит Илья. - Но аккуратно!
Мы смеемся, и он продолжает:
- Не верю, что никто из вас не лизал санки. Если кто-то так скажет, значит, он врет.
Комната утопает в возмущенном отрицании, и только Женя бормочет:
- Вышли дети во двор, все санки грязные, у одного тебя - вылизанные.

* * *

Пришла на почту за вернувшимся ко мне письмом. Почтовая работница сделала запись в амбарной книге и спросила:
- Я же правильно разобрала вашу фамилию?
Глущенко она увидела как "Тарлицат". А мне всегда казалось, что мой почерк такой четкий.
И вот она что-то писала, а я вдруг заметила на полке синюю коробку от Марины из Красноярска. И у меня сразу стали мягкие ноги, а язык напрочь одеревенел. Я лишь тыкала пальцем, трясла головой и блеяла. Тетечка сосредоточенно выслушала и сказала:
- И это вам?
А в посылке, окруженный разными счастливыми мелочами, лежал вот такой котик:

48.17 КБ

Вы только представьте, Марина сшила его сама. Фотография тоже из ее журнала. Я счастлива и не выпускаю котика из объятий. Как теперь ходить на работу и проводить это время без него?
antrum: (Default)
Однажды во Львове мне попался удивительный камень - зеленый, прозрачный. Лежал и кругло светился в солнечных лучах.
Я не верила своему везению. Столько людей прошло мимо - и ни один не подобрал. "Это Львов делает мне подарок", - растрогалась я.
Села на корточки, уже почти взяла в руки. И тут разглядела, что это просто обсосанный леденец. Но и сотрясаясь от смеха, я все равно благоговела. До чего же драгоценно он смотрелся!

Есть еще один памятный эпизод с леденцами. И тоже на Западной Украине.
Лет десять назад мы были в Трускавце. Как-то торчали на скамейке под широкими деревьями, вдыхали зной, дремали. Напротив села старушка в шляпе-абажуре. Разговорилась со взрослыми и через полчаса беседы сообщила:
- Я себя приучила: шесть утра - сразу в туалет. Организм привыкает по-большому в одно и то же время - и никаких запоров.
Взрослые вежливо кивнули.
- Хотя стул у меня, конечно, оставляет желать лучшего, - продолжала она. - Маленький, круглый...
Достала кулечек, где перекатывались темно-коричневые карамельки.
- На эти конфеты похож, - горделиво сказала старушка. - Точь-в-точь.
Взрослые оставались непроницаемыми. Старушка помолчала, разглядывая конфеты. А потом протянула нам кулечек:
- Хотите?

* * *

Новогодний спектакль Марины прошел хорошо. Правда, не для ее воспитанника по кличке Дузя. Сегодня Марина написала в Контакте:
- Народ, никто не видел Дузины уши? Он их потерял после спектакля(

* * *

Я как-то задумалась об одном знакомом. Не могла сформулировать, почему этот человек мне неприятен. Искала нужное прилагательное, но слова, как желе, проходили сквозь пальцы. Пора изобретать неологизм, - подумала я.
И тут Макс сказал:
- Просто он всегда появляется с таким видом, будто говорит: "вот я весь такой пиздатый пришел. заебись, да?"
И я поняла, что пока можно обойтись старыми словами.

* * *

Когда вижу в маршрутках объявления "ПРОСЬБА СЕМЕЧКИ, ОРЕХИ, БАНАНЫ ЕСТЬ ВМЕСТЕ С КОЖУРОЙ", мне весело думать, что Кожура - это фамилия голодного водителя.

* * *

Офис блестит и переливается, ворохи дождика, вращаются золотые шары. Антон потерял украшения-гномиков и почему-то заподозрил Олесю.
Когда она вела с кем-то серьезную беседу, раздался телефонный звонок.
- Алло, - сказала Олеся и через секунду взорвалась. - Да не брала я твоих гномиков!
И в сухой рабочей тишине из разных углов офиса вспыхивают тревожные шепотки:
- Гномиков! Она взяла его гномиков!

* * *

Кажется, что люди с нелепыми фамилиями, если уж взялись писать учебник, непременно ищут соавтора под стать. Задоя и Петруня, Крикля и Попель, нашумевшие А.Я.Клешня, И.Я.Клешня. И правильно: серьезную работу не мешает начать с шутки.
В Днепропетровске, кстати, есть улица имени Ляшко-Попеля. Сотрудник Женя рассказал, что один его знакомый как-то потерялся и спросил у прохожего:
- Вы не знаете, где здесь Ляшко-Попеля?
Прохожий молча рассмеялся и пошел дальше.

* * *

Брат Макса уехал, мы приуныли. (- Грустно, - говорит Макс. - Очень грустно, - отвечаю. - Можно я съем его консервы?)
Снег и густое небо, наша улица с двухэтажными домами будто выползла из советского фильма. Поскрипываешь снегом, а кто-то в твоей голове затягивает: "Старый клен, старый клен..."
А 30 декабря предвещает столько счастья и покоя, что я даже не хочу торопить время. Пусть подольше маячит этот красный флажок где-то впереди, за белой холодной шторой.
antrum: (Default)
С неба посыпались снежные лохмотья, крыши и улицы застыли рождественской открыткой. Девочки восторженно сгрудились у окна.
- Если запрокинуть голову и смотреть на небо и снег, - говорю, - кажется, что не снег летит, а ты.
- А я люблю выглядывать в небе самые дальние снежинки, - отвечает Катя, - самые мелкие.
- Для этого нужен хороший вестибулярный аппарат, - говорю я, попробовав.
- Да, - соглашается Катя. - Мне аж плохо как-то стало.
- Так и вижу эту картину. Все стекла заблеваны, и кто-то объясняет: "Девочки любовались снежинками."

* * *

Марина репетирует новогодний спектакль с двенадцатилетними актерами.
Льется песня про снег, на сцене Снегурочка, к ней подбегают жалостные Кот и Пес. Снегурочка гладит по голове, участливо кивает.
Музыка стихает, появился Дед Мороз. Пес убежал за кулисы. Кот протормозил и теперь смотрит в зал пустыми глазами. Снегурочка снимает руку с его головы и цедит:
- Пшел вон со сцены.

После репетиции Марина, как обычно, спросит меня, что не понравилось. Я сижу и думаю, как деликатней сказать, чтобы не обидеть детей. Снежинкам не хватает экспрессии? Снежинкам не помешало бы больше выразительности?
Но дети разбредаются, мы с Мариной наедине. И я честно говорю:
- Все нормально. Только снежинки деревянные. Наглухо отмороженные.
Через полчаса, вновь собрав детей на сцене, Марина говорит:
- На вас смотрел посторонний человек. И первое, что бросилось ему в глаза: снежинки! наглухо! отмороженные!
Дети неприветливо косятся в мою сторону. Я обмираю от стыда.

* * *

Отметив день студента, сестра Женя вползла домой и с достоинством сообщила:
- Я не пьяная. Просто мне сложно говорить.
Вот это по-нашему! Надо воспользоваться при случае.
- Я не пьяный. Просто сметана в салате полезна для кожи лица.
- Я не пьяный. Просто на столе удобней танцевать, а в брюках жарко.
- Я не пьяный. Просто люблю спать стоя между закрывающимися дверьми лифта.
(привет, Маша!)

* * *

Видела объявление: "Продаются котята породы Девон-Рекс. Гипералергенные."
Эти бесшерстные котята считаются, конечно, гипоаллергенными. Ну, перепутали, бывает. Все бы ничего, но за этим следовало циничное: "Хороший подарок к новому году."
- Теще, - добавил мой сотрудник Женя.

* * *

Приснилось, что я в потустороннем мире. Вокруг тошнотворная пустота, и беззвучие давит на слух.
В следующем сне я сочиняла стихотворение о своем потустороннем опыте, не жалея жутких красок. Заканчивалось так:
Но среди пустоты
Вдруг темнеют кусты -
А поссать никогда не мешает!

Наяву бы эти оптимизм и практичность.

* * *

Папа гулял с собакой в снежную ночь. Из ниоткуда появились два пошатывающихся прохожих.
- Вася, - спросил один. - Ты знаешь, в чем божественное предназначение мужчины и женщины?
- Нет, - ответил его собеседник.
- Вот и я нет. В церковь надо сходить, Вася.
И растворились в серебряной дали.

* * *

Радостно утром смотреть, как за окнами белеет земля, а в черное жестяное небо льют простоквашу, и мало-помалу оно станет светлым и рыхлым.
Но глаза вгрызаются в глухие окна тех, кто не наблюдает за этими превращениями. Я представляю, как тепло и душно в их спальнях, тикают часы, коты мнут лапами простыни в цветочек, у изголовья чашка с сахарным осадком. И сразу жалею, что представила.
Но сейчас впереди целая ночь. Макс! Одеяло! Нос в подушку! Котики-хранители! Несколько страниц на ночь! И буквы, уплывающие в сон.

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:35 am
Powered by Dreamwidth Studios