antrum: (лестница)
На день рождения больше всего подарков мне подарил собственный нос, извините за подробности. Зато я зажгла фонарики на елке и шаркала валенками.
В последнем предложении зашифровано много счастья. Во-первых, волоча по дому ноги в валенках, я чувствую себя необъяснимо беззаботной и дерзкой. (Страшно подумать, что будет в восемьдесят.)
Во-вторых, елка до сих пор держится. Значит, котики набираются ума, пусть на мой день рождения они и распидарасили глобус, устроив макет апокалипсиса. (Порвали Камчатку, навели свои порядки в Гренландии. Африки теперь две, слыхали?)
Мне звонили и желали здоровья, счастья и чтобы нос больше не рос, и всякий раз мой взгляд падал на обломки земного шара, будто незримая сила вопрошала: "Ну-ну. А глобус у тебя не треснет?"

* * *

Кстати о елке. В январе я как-то уснула в автобусе, а когда очнулась, все вокруг исступленно сияло сине-зелено-белым. Будто мишуру и бенгальские огни мне запихнули прямо под веки. Я вылезла и немного постояла у моргающей арки. Рядом перекрикивалась молодая пара: "Там еще снеговик!" - "Давай с оленем сфоткаемся!" Пару тянул за руки мальчик лет шести, причитая: "Пойдемте уже! Здесь очень ярко и шумно! Ну хватит!"

Напомнило мне, как однажды в гости пришли Наташа, Федотка и их маленькие дочки. Коты при звуке детских голосов сразу спрятались, только Шнапсик остался хлебосольным хозяином. А потом все же скрылся под диван. Девочки было бросились вслед, но мы сказали: "Котик устал и хочет отдохнуть. Подождите немного".
Через некоторое время Наташа заскучала и полезла выковыривать Шнапса из-под дивана. Девочки сгрудились вокруг и увещевали: "Мама, что ты делаешь? Котик хочет отдохнуть, подожди, мама!"

* * *

В маршрутке сзади медленный бесстрастный голос:
- Я эти вот особенности не сразу поняла. Он говорит: "Девушка, хотите на канавы?" Я думаю: селюк какой-то. Потом разговорились - оказалось, на Канары.

Проржавшись, я вспомнила всех картавящих людей, милых моему сердцу. Правда, никто из них не произносит "р" как "в". Макс вот выговаривает на английский манер. Как-то мы с ним были у врача, та отправила его на ЭКГ. Пока сидели в очереди, Макс заметил:
- У нее трудное имя для меня. Ирина Григорьевна... Три буквы Р на два слова.
- Более того, - говорю, - ИРина ГРигоРьевна. ТеРапевт. ЗамглаввРача. ОтпРавила на электРокаРдиогРамму!

Рассказали об этом Игорю и Ире, те удивились: раньше не замечали, что Макс картавит.
- Скажи что-нибудь. Скажи: бройлерная курица.
- Цыпленок, - кокетливо отвечал Макс.
- Произнеси свою фамилию! - предложили они.
Но тут же сами и помогли:
- Ниже нуля?

(Кстати, в кабинете той самой Ирины Григорьевны все было строго и бежево. Аскетизм и геометрия. Вдруг я обнаружила нечто выбивающееся из общего тона: календарь с нотным станом, на котором разнузданно валяются ноты, розы и скрипка. Ирине Григорьевне не чужда некоторая экспрессивность, подумала я. И тут же увидела надпись на календаре: "Виртуозное лечение инфекций мочевыводящих путей". Пока жива медицинская реклама, человечеству не заскучать.)

* * *

Мама - о каком-то знакомом, своим хрустальным голосом: "Человек он неординарный, я бы даже сказала, мудак."

* * *

Подстрекаю Икуса:
- Пойдем с нами ужинать! Будем пить пиво и смотреть кино. Давай же! У нас в планах "Ужин с придурком".
Кавычек в живой речи не слышно. Икус чуть ошарашен.

* * *

Буренчик поел и сразу же срыгнул. Я не успела убрать - Шнапс налетел и мгновенно все смел. После чего вальяжно приблизился к дремлющему Икусовскому коту и окинул его взглядом, полным превосходства. Мол, пока ты спишь, я в кафе завтракал.
Поделилась с Кижаевым, он сказал:
- А тот ему: "Что, опять был в этой тошниловке?"

* * *

Шнапс познает мир через пожирание. В отрочестве он был еще любознательнее и съел все мои платья. Постель стала решетом. В доме будто завелась увесистая мяукающая моль, и все чаще слышалась фраза: "Он опять сосал плед!"
Лучше всего это прокомментировала Марина: "Шнапсик, сосущий плед - картина, достойная кисти великого художника! представляю этакий диптих: "Шнапсик, сосущий плед" и "Пледик, сосущий шнапс".

А вот и он. Наш жырный лотерейный билет.

IMG_1161
antrum: (Default)
Были с мамой на концерте в филармонии. К нам прибилась шестилетняя мамина ученица, чьи родители вышли покурить, хотя перед двумя часами фортепианной музыки не накуришься.
Мама отлучилась в дамскую комнату, а я осталась наедине с девочкой Полей. Поля повертелась перед зеркалом (глаза смеются, косички сияют золотом, пушистые наушники). Я угостила ее шоколадными конфетами, она показала мне зубы: "Как у вампира!"
- Ты не знаешь, кто выступает? - спросила я, мастер светских бесед с детьми.
Поля торжественно расправила плечи и гаркнула:
- Я!
Наконец к нам присоединилась мама, и Поля предложила ей одну из шоколадных конфет.
- Спасибо, солнышко, не хочу, - сказала мама, - давай лучше я тебе тоже дам конфет. Любишь мармеладки? Держи.
- Меняемся? - спросила деловитая Поля.

* * *

Кстати о музыке! Недавно на остановке выступал дуэт: аккордеон и маленькая ударная установка. Оба музыканта черноглазые, зоркие, с седыми усами. Пока я ждала автобус, они задористо отыграли марсельезу и рио-риту.
- Класс! - сказала девушка поблизости.
Бритоголовый парень приобнял ее за талию и сказал:
- Ну, так... Я могу лучше.

* * *

На дне рождения бабули ее зять, дядя Саша, рассказал великолепную историю. В детстве он был хорошим учеником, только химия не давалась. Сначала он еще кое-как списывал на контрольных. А на следующий год кабинет химии в их школе внезапно обогатился лабораторным оборудованием. Теперь вместо теоретических заданий были практические, где уже не получалось хитрить. Для дяди Саши и многих его одноклассников уроки химии превратились в кошмар.
Потом дядя Саша окончил школу, военное училище, женился. Вопреки опасениям, теща оказалась не змеей, а хорошей вменяемой женщиной. Годы спустя среди старых бумаг и фотоальбомов дяде Саше попался журнал со статьей про учительницу химии, по инициативе которой во многих школах города Харькова были оборудованы специальные кабинеты химии. Стоит ли говорить, что в учительнице, испортившей его школьные годы, изумленный дядя Саша узнал свою тещу.

* * *

На том же дне рождения бабушкин друг, дядя Игорь, рассказал еще одну историю, извинившись за избитое начало.
Однажды он вернулся из командировки раньше срока. Его кошка чумазой расцветки почему-то не радовалась, а сидела с настороженным видом.
Дядя Игорь прошелся по квартире и не обнаружил ничего преступного. Проверил шкафы, полки, кухню. Заглянул под диван.
Из-под дивана на него неприязненно смотрел десяток разнокалиберных котов. Оказалось, дядя Игорь перед отъездом забыл закрыть форточку. Квартира, находящаяся на первом этаже, превратилась в притон.
Призыв "вон!" не подействовал, и дядя Игорь взялся за швабру. Диван взорвался котами. Некоторое время они были всюду - под ногами, на настенном ковре, шторах и карнизе, - пока по одному не выскользнули на улицу.
Дядя Игорь говорит, что на лице кошки читался упрек: ну чего ты, нормально же сидели.

Однажды сестра Женя позвонила Максу и спросила, какие у нас новости.
- Котики вот Тане ноут сломали, - ответил он.
(Это было после того, как кто-то из котов опрокинул ноут со стола.)
- Ногу сломали? - ужаснулась Женя.
После истории дяди Игоря ее предположение вовсе не кажется таким уж фантастическим.

* * *

Завтра рано начинаются уроки, и уже так необходимо поскорее лечь спать, что я не могу сдвинуться с места.

Как-то Ира сказала:
- Я так хотела спать, что не могла уснуть.
Кажется, наконец-то ее поняла.

Еще она однажды сказала:
- Я проснулась, вижу: на часах 5-30 утра. И меня как переклинило! Это же ты уже пришла, наверное, стоишь под дверью, а я все проспала!
- У нас же урок начинается в 11.
- А я спросонок прибавила к 5-30 еще 5-30.
Восхитительно, каким глумливым порой бывает мозг.

(Ира и Игорь, я скучаю!)
antrum: (лестница)
Я часто прохожу мимо одного окна, сквозь которое на улицу смотрит голубой бегемот. Позади него кружевная занавеска, под боком - мясистый цветок в горшке. Бегемот ободрительно улыбается, я отвечаю тем же.
Недавно зависла под этим окном. Нащупывала шапку в рюкзаке и, пользуясь случаем, таращилась на бегемота. Дальше произошло странное. Бегемот со своим неизменно оптимистичным видом помахал мне лапой.
Я всегда готова к чудесам, но в первый миг земля удрала у меня из-под ног. Секундой позже из-за шторы выскользнул мальчик лет десяти. Я с облегчением махнула рукой. Мальчик показал мне фак и ухмылку, похожую на шахматную доску.
Что и говорить, живя на первом этаже, я тоже не любила, когда прохожие глазели в наши окна. Правда, если они любовались котиками, я с трудом сдерживалась, чтобы не высунуться из форточки с воплем: "Вы заметили эти здоровенные уши? А вот здесь, смотрите, у него на спине - белое пятно в виде курсора!"

* * *

В одном подъезде встретила женщину с серебристой колли. "Какой красивый песик!" - воскликнула я. Хозяйка сдержанно улыбнулась и завела собаку в перегородку. Из-за прикрытой двери донеслось: "Песик, блять!"
Вот бы узнать, что ее так задело.

* * *

Игорь и Ира расхвалили несколько корейских фильмов.
- Ох, не знаю, - говорю, - смогу ли я уболтать Макса на корейское кино.
- Начни с морковки, - посоветовал Игорь.

* * *

Стоим с Максом на остановке, каждый ждет свою маршрутку.
- Давай так: кто уедет последним, тот лошок! - азартно предлагаю я.
- Давай так: кто уедет на 124-й, тот молодец. А кто на другой - тот лошок, - отвечает невозмутимый Макс.
Тут же его уносит 124-я, а я остаюсь на остановке - дважды лошок.

Или вот говорю:
- Надо поменять батарейку в часах. Неудобно следить за временем.
А он трагично вскидывает брови:
- Ты разлюбила меня? Ты несчастна со мной?

Или сестра Женя рассказывает:
- По ней сразу видно, что она из села!
- Это как? - интересуется Макс. - Укроп в волосах застрял?

* * *

На мамин день рождения одиннадцатилетняя ученица написала ей стихотворение, заканчивающееся строками:
Мы любим вас и очень ценим.
Никто, даже мы, вас не заменим!

Ну, если даже они...

* * *

Еще у меня появились две новые любимые надписи. Жизнеутверждающий девиз "Все худшее впереди!" на заводском заборе и таинственное "Люди с кривыми носами" возле студии детского творчества.

* * *

Кстати о детях. Папа Макса недавно рассказал про знакомого врача, у которого самое ласковое (действительно ласковое) обращение к детям - это "Ах ты, срань голубиная". Я очарована. Макс предположил, что взрослым он нежно говорит "Ах ты, срань лошадиная".

* * *

Недавно приходил газовщик, чтобы поставить счетчик. Крепкий, румяный, кабель за ним тянется, как хвост. Осмотрелся и сказал:
- У меня такое ощущение, что я не в ту квартиру попал.
- А в какую вы хотели? - спросила я.
- В свою, - вздохнул газовщик.

* * *

Макс рассказал, что в Никополе есть улица имени Матюка и люди с одноименной фамилией. Дима тут же продекламировал:
- Мы дружно живем с Матюками!
Вспоминаю эту фразу и ржу всякий раз, когда падаю на ровном месте, или роняю бутерброд маслом в учебник, или в давке оказываюсь задушена собственным шарфом, или, или...
А сегодня, представьте, кусок утиного филе прошмыгнул мне в рукав, оставив жирное пятно. Но я быстро утешилась: лучше утка в рукаве, чем под кроватью.
antrum: (лестница)
Были в гостях у Игоря и Иры; Ира сделала красивое желе с ягодами. Золоченое, розоватое, зеленое - в точности летнее утро. Я поднесла дрожащий кусочек к свету, полюбовалась ягодой, заточенной в потустороннем мерцании, и сказала:
- Муха в янтаре.
И на мгновение Игорю показалось, что я изъясняюсь латынью (вероятно, mucha ventare). Он даже успел задуматься, что бы эта фраза могла означать.

Очень смешат случаи, когда по стечению обстоятельств ты выглядишь умнее, чем есть. Однажды я жила в американской семье Фила и Карен, священника и учительницы воскресной школы. Как-то за обедом мы обсуждали слово "любовь". Фил пришел в восторг, когда оказалось, что я знаю несколько греческих слов, означающих разные виды любви. Он хлопал в ладони и восклицал: "Такая образованность - всего в пятнадцать лет! В наших школах такого нет!" И за тем обедом, и много раз после я признавалась, что почерпнула эти сведения из книги "Энциклопедия подростка" (статья "Итак, тебе понравился мальчик"). Но первое впечатление перевесило. Фил пропускал мимо ушей и эти объяснения, и мою уверенность в том, что, например, тучи рождаются из труб.

* * *

Думая об этой семье, я неизменно вспоминаю случай, когда осталась одна дома и громко слушала музыку. Фил и Карен вернулись как раз на середине песни "То измена, то засада", которую Чиж тянет дурнейшим голосом. Они послушали с минуту и спросили, о чем поется. Переводить содержание при такой религиозной семье не представлялось мне возможным. В замешательстве я сказала первое, что пришло в голову:
- Он поет о том, как любуется природой.
- Таким голосом? - изумились они. - Как будто ему что-то уронили на ногу!

И еще о песнях. На днях один гражданин в парке крикнул другому:
- Чо-орт! Подожди, портфель забыл!
И колыхнулся к скамейке, откуда, вопреки ожиданиям, вернулся не с сумкой, а с бутылкой.
И тут стало ясно, что меня зря доводила до клекота песня "Я на тебе, как на войне", где среди напористых и нервных фраз исполнитель вдруг становился обиженным первоклашкой:
Но я устал, окончен бой.
Беру портфель, иду домой.


* * *

Макс вспоминает мальчиков, которым я когда-то нравилась, с такой интонацией, будто я интенсивно роковая дама.
- Да ладно! - говорю. - Только ты, дурачок, на меня и клюнул.
- А как же А.? И Б. тоже. И В. клевал. Хотя тот вообще на всех клевал. Мечта рыбака...
На заре нашего знакомства мне казалось, что у него не чувство юмора, а шершавый табурет. А теперь вот смеюсь, как дитя, над самой мелкой шуткой. То ли в юности я была непрошибаемо глупа, то ли теперь у нас два табурета.

Он сегодня уехал. Собирается впопыхах, такси уже ждет, наша подруга К. заскучала в прихожей.
- Вот ты сейчас мечешься, - говорю я ему, - и кажется, что тебя сразу несколько. А потом уедешь - и так пусто станет. А потом я лягу в нашу остывшую постель... И ка-ак раскинусь!
- Да ты и так раскидываешься.
- И буду лежать в компании котиков и наслаждаться. И лишь на рассвете невидимая рука схватит за сердце...
- И скажет: "Вот я и вернулся", - кричит К. из прихожей.

* * *

Услышала сегодня в очереди: "Как правило, прежние жены сильно ревнуют к бывшим". Боже правый, живут же люди!
antrum: (Default)
На одном уроке немецкого преподавательница Алина включила ролик про медвежонка Кнута. У меня даже уши взмокли, но я ничего не расслышала. Речь людей в кадре была монолитной, как позавчерашняя каша.
- Я не рассчитала сложность текста, - сокрушалась Алина.
Я утешала: да у меня даже с русской речью проблемы, если быстро или тихо говорят. И как часто слышится одно вместо другого! Алина недоверчиво улыбалась.
Четверть часа спустя я сидела в маршрутке и ждала отправления. Женщина, которая зазывает пассажиров, громко объявила маршрут: "Победа один - Победа шесть! Отправляется прямо сейчас!" Помолчала, подышала на руки и вдруг добавила: "Спасибо, дети!"
Я выглянула в окно, но никаких юных лиц и в помине не было. Некоторое время я размышляла над тем, что такого могли сделать эти неуловимые тимуровцы. Женщина повторила: "Спасибо, дети!" А потом опять. Я начала подозревать, что это доведенная до сумасшествия учительница, которая была вынуждена сменить работу.
И вдруг меня осенило. Она кричала: "По всей Победе!"
Зря Алина так терзалась.

* * *

- А почему же ты не ходишь в бассейн?
- Да гинеколог говорит, что сейчас это стремно. Говорит, каждая вторая из тех, у кого какие-то проблемы, рассказывает, что ходила в бассейн.
- И гинеколог у каждой спрашивает: а вы в последнее время не меняли бассейн?
- Да-да, а бассейну вашему принимать то же самое, кроме последнего пункта.
- Приходите в следующий раз вместе с бассейном!

* * *

На остановке мужчина в камуфляжном ватнике громогласно сообщает в телефон:
- Никогда не угадаешь, кто тебе звонит! Это брат твой! Брат твой!.. Почему? Слышь, при чем тут индийское кино?

* * *

- Как будет по-немецки "с днем рождения"? - спрашивает Ира.
- Herzlichen Glückwunsch zum Geburtstag!
Она поворачивается к Игорю и кричит:
- Я же говорила тебе, что какая-то хрень!

* * *

Кошка Сова самая красивая, неуклюжая и бесшабашная. Коктейль Молотова в шубе. Это она прыгала в унитаз, сожрала катушку ниток и падала с форточки прямиком в чашку чая, стоящую на подоконнике. Потом ушла в тень и долгое время не давала повода для пересудов. Так, иногда только не допрыгнет до места назначения или запутается в пододеяльнике.
Но недавно она триумфально вернулась в лучи славы. Забралась по гладильной доске на дверь, уселась сверху. Закрыла комнату на собственную лапу. И, чтоб уж наверняка, подперла изнутри гладильной доской. Макс чуть не поседел, вызволяя ее. А освобожденная Сова сразу забыла о происшествии и потрусила испытывать мир на дальнейшую прочность.
- А как отреагировали другие коты на все это? - спросила Аня-ламик.
- Ну, Буренчик испугался и убежал...
- Вот уж новость! Что бы ни происходило, Буренчик всегда пугается и бежит! - расхохоталась Аня.
Действительно, Буренчик такой трепетный. Как порыв апрельского ветра, как детские стихи или молочная пенка.

* * *

Недавно кто-то из котиков наблевал, и не куда-нибудь, а сразу в мусорный пакет, приготовленный на вынос. Такие аккуратные.

* * *

На днях научилась делать внутримышечные уколы. Сначала мама показывала мне, как колоть диванную подушку. Тем же методом она когда-то пыталась научить папу.
- Движение должно быть резким, но легким, - приговаривала мама. - А то есть садисты, которые вводят иглу ровно и медленно.
Я так усердно тренировалась, что подушка, должно быть, все еще дрожит при упоминании моего имени. Дома я залихватским движением показала Максу на апельсине, что сделаю сейчас с его ягодицами. Апельсин чавкнул и брызнул.
- Зато ты не почувствуешь укола! - увещевала я. - А вот если вводить ровно и медленно...
- Нет-нет, лучше пусть я буду чувствовать все, только вводи иглу ровно и медленно! - ужаснулся Макс.
Сначала я думала, что не смогу уколоть никого, кроме подушек или фруктов. Возьму шприц - и растекусь желе, обволакивая иглу и поршень. Но оказалось, что я без особого сочувствия делаю больно, если нужно для пользы. Хотя, конечно, куда больше радуюсь безболезненности (со временем такие удачи тоже случались). От этого нового умения у меня до сих пор эйфория. Приходи ко мне лечиться и волчонок, и лисица если жопы не жалко!

* * *

Недавно говорила с сестрой Катей в видеочате, когда в кадр вплыл ее муж Нико.
- Скажи ему что-нибудь по-итальянски! - крикнула Катя за кадром.
У меня вспыхнул мозг, за ним щеки. Я не мастер светских бесед, а в пределах итальянского не тяну даже на копчик подмастерья. И вот я хотела сказать, что жду не дождусь, когда они с Катей приедут. Но знаний хватило лишь на фразу "Я хочу видеть тебя и Катю". Нико послушно захватил Катю в кадр, прижавшись к ее щеке.
Я бессильно засмеялась и подумала: так всегда. Жаждешь чего-то одновременно на беспредельной высоте и безграничной глубине. А ума хватает на то, чтобы осознать и сформулировать лишь на несколько метров. И вся жизнь - это изучение языка, на котором говорит нечто, исполняющее желания. На котором говорят все, кроме тебя: зима и холодный воздух, провода, рыбы, память и смерть.
А чем больше узнаешь слов и грамматических конструкций, тем отчетливее видишь: никогда и ничего ты не хотел безграничнее и беспредельнее, чем самому исполнять желания зимы и холодного воздуха, проводов, рыб, памяти и смерти.

* * *

Дима видел во сне Фрейда, но не успел спросить, что это значит.

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios