antrum: (лестница)
В торговом центре заметила вход в развлекательную зону: темнота, цветные машинки ездят туда-сюда, люди смеются и выпивают, загадочная оранжевая подсветка. Так уютно. Подошла рассмотреть, оказалось - выход на улицу. Символично до тошноты.

* * *

Мама уехала в Италию к Кате, а я сторожу ее дом. Непривычно, когда рядом никаких живых существ. Что угодно можно оставить где угодно! И никто не смахнет, не сожрет, не подавится. Как новый опыт, это занимательно, но, ей-богу, лучше дом без крыши, чем без кота.

* * *

Катя повезла маму на море. Пишу вчера: "Как там мамик? Плавает?" - "Плавает! Особенно в итальянском!" - ответила Катя.

* * *

Родной раён за годы озеленился, округлился, стал цветным, игрушечным, прекрасный вариант для молодой семьи, теперь чужая планета. Раньше казалось, будто живу не в том городе, но сейчас понимаю, что тут мне и место. Люблю море и царапаться можжевельником, старые здания и чахоточные акации, искристые горы, тихие дворы с мяукающими голубями, зеркальные башни и города, что садятся тебе на лицо своим грузным прошлым. Но ни один пейзаж не вызывает такого чувства, как пустырь с одинокой девятиэтажкой. Или промзона и трамвайные рельсы. А рядом ларек и смурные граждане в майках. И даже трава стесняется расти. Какие внутренние сквозняки свистят тогда во мне. Какая легкость.

Однажды нас отпустили с уроков пораньше, была ранняя весна. Лед взрывался, небо било по глазам. Одноклассницу Яну из школы забрала бабушка, и мы вдруг пошли на ржавые качели, вкопанные между одинаково синими школой и высоткой. Район построили лет шесть назад, а дома, дороги и качели уже облезли.
Бабушка была не просто старой, а потусторонней, но так смеялась, наблюдая за нами. Ее любовь простиралась на все, что окружало Яну, и мне тоже перепало. Мы возносились на шатких качелях и ржали в облака. Ничего особенного, но тогда я поняла, пусть и не могла сформулировать, за чем буду гнаться всегда. Глупо признавать сквозняки и невесомость самым главным в жизни, но куда деваться, если дело обстоит именно так.
antrum: (Default)
Ели мороженое с А. и ее семилетней дочерью. Оленькина порция проделала загадочный путь из вазочки в ее густую косу.
- Как всегда, - сказала А.
Оленька мрачно ответила:
- Может быть, это уйдет из меня вместе с детством.
- Или не уйдет, - сказала А. и кивнула на мою футболку, где расплывалось розовое пятно.

Оленька отлучилась знакомиться с той-терьером, который давно и слезливо косился из-за соседнего столика. А мы с А. принялись вспоминать свойства, которые ушли из нас вместе с детством.

Я вот в детстве была куда самоувереннее. В нашем дворе жила женщина с рыжим пуделем Арчи. Сестра Катя сказала, будто его зовут Харчик, что показалось мне вполне достоверным. Пес был увесистый.
Как-то я услышала, что хозяйка кричит: Арчи! Арчи! Не знает, как зовут собственную собаку, возмутилась я. Подошла, важно скрипя снегом, и сказала:
- Какой это Арчи? Это Харчик! Эй, Харчик! Харчик!
Хозяйка и пудель сочились одинаковым презрением.

А когда-то я была уверена в собственной исключительности. Досадовала даже, что столь удивительное существо живет в таком обыкновенном теле, с таким средним лицом, даже волосы и глаза самые непримечательные. И было чувство: вот-вот во мне что-то изменится, и все сразу заметят мою незаурядность. Ну чо, дождалась: пару лет спустя у меня вырос грандиозный носяра. И, похоже, вытеснил все иллюзии о моей неповторимой сути.

А вот А. воспитывалась в семье, где все друг друга очень любили и берегли. Маленькой А. было стыдно перед соседями за пресных родственников, которые ни поорать, ни бухнуть толком не умели.
Когда ее дедушка и бабушка прогуливались по району, взявшись за руки, соседки умилялись. А. цедила:
- Дедушка всю ночь квасил, боится упасть.
А если ее папа шел домой с букетом, объясняла соседям:
- Опять заигрывал с продавщицей. Теперь мается.
Через годы она поделилась этим на каком-то семейном сборище. "Спасибо, теперь многое стало ясным", - по обыкновению мягко ответили родители.

Да, порой спустя годы всплывают мощные откровения. Так сестра Катя однажды призналась, что дружбан детства советовал ей каждое утро, пока родители еще спят, пердеть на них, чтобы были здоровы и жили долго. И она дисциплинированно источала по утрам спрей вечной молодости. Кстати, какое-то время он даже работал.

* * *

Жарким летом люблю смотреть на стариков и детей - тех, кто неторопливо обживает очередной июль. Прячутся на тенистом краю скамейки, вертят в руках панамки, ведут полусонные разговоры.
- Он красивый, бабушка! У него много невест.
- Его невесты на том свете козлов пасут, Варюша.

Острой осенью ты в шаге от бессмертия. А в летние сумерки, когда деревья утихают и на провода нанизаны звезды, жизнь становится вечной. Два совсем разных чувства.
antrum: (лестница)
К. беспокоилась о моих почках, в которых я сентиментально храню камни. Пару недель спустя говорю ей:
- Сделала узи, все в порядке. Осталось немного, и то мелкие. Надо пить больше пива, чтобы выгнать. Вот и готов план на лето!
- Налито! - с энтузиазмом согласилась К.

Время идет, план по мере сил выполняю. Гвоздем летней программы стал новый котенок, жемчужно-полосатый и голубоглазый. Его крестный отец - Саша У., который отдал свою квартиру под карантинный изолятор, где мы десять дней лечили котенка, прежде чем пустить к Буренчику.
"Моя девочка, моя птичечка", - ворковала я и все десять дней пыталась нащупать правильное имя. Хотелось, чтобы в нем звенели ее серебряная шерсть, и бесстрашие, и твердость, и, конечно же, нелепость.
При повторном визите к ветеринару оказалось, что в этом имени должны звенеть еще и внушительные яйца. Ума не приложу, как мы не заметили их сразу.

Сегодня котик Шнапс получил свою первую прививку. Таксист, везущий нас в ветклинику, поделился:
- У меня тоже есть коты. Два! Знаете, главное - чтобы они ладили друг с другом.
- Да, - говорю, - у нас тоже два кота. А до этого семь лет жили три котика.
- Главное, кормите их из раздельных мисок, - продолжал водитель. - Из одной - ни в коем разе. Два кота - это вам не один.
- Да, - говорю, - у меня есть этот опыт. У нас же три кота было семь лет подряд.
- А еще территория у каждого должна быть своя. Не запирать в одной комнате. Это вам не один кот.
- Да, это понятно. Ну - три кота, семь лет...
- И разговаривайте с ними. С каждым! Вот прямо как с людьми. И воду не в одной миске держать, а в двух. И пусть игрушка у каждого своя будет.
- Да-да, я в курсе. Ну, вы помните - три кота...
- А бывает, одному что-то нельзя есть, а другому можно. Тогда следите, чтобы не подворовывал.
Так всю дорогу и нанизывал драгоценные советы. А у крыльца клиники подытожил:
- Ну вот. Основные моменты, кажется, рассказал. Будете знать теперь.

* * *

Сестра Катя в свой прошлый визит сказала:
- Я была одна дома. И вдруг кот в соседней комнате что-то сдвинул с таким странным звуком, будто мужик кашлянул. Я чуть не обделалась!
- Интересно, что он мог сдвинуть с таким звуком? - спросила мама.
- Мужика? - предположили мы.

Я не стала есть костлявые мандарины, а мама не возражала против косточек. Катя, помолчав, сказала:
- У меня тут был длинный ассоциативный ряд... В общем, я подумала, что мама, вероятно, сейчас ест любые мандарины, потому что в ее детстве их вообще не было. А детство мамы - это пятидесятые, а пятидесятые - это Сталин. И мне вспомнился рассказ про какую-то работницу из Казахстана, которая перевыполнила норму. За это ее пригласили в Кремль и наградили золотыми часами. И вот наступает вечер, она в своем гостиничном номере принимает ванну. Лежит вся в пене, смотрит на свои часы и думает: "От Сталина".
- И думает: отстали, на... - с восторгом уточнили мы.
- Какой ты толковый человек! - говорю. - Вспомнила целый рассказ, а я только успела подумать: "О, маму не раздражают косточки..."
- А я вообще ничего не успела подумать! - сказала мама. - Я косточки вынимала.
И весомо добавила:
- Кстати, мандарины в моем детстве были.

Поставили с мамой фильм "Девчата". На заглавной песне мама пыталась прибавить звук, но безуспешно. Оказалось, вместо пульта она использовала телефон.
- Что, - говорю, - решила девчатам позвонить, чтобы громче пели?

* * *

В гости пришла К., уютно устроилась с ноутом в кресле, лицом к окну.
- Сейчас я сниму белье, и тебе откроется прекрасный вид! - пообещала я.
Увидела ее лицо и поспешила уточнить:
- В смысле, с балкона сниму высохшее белье.

* * *

Макс спросил:
- А знаешь, как будет "баян" по-французски?
- Нет. И как же?
- Дежавю.

* * *

Сестра Женя услышала на улице разговор двух мальчиков лет десяти.
- Ты знаешь, что он нассал в учебник по математике? - сказал один.
- Если это так, то я его уважаю, - степенно ответил другой.
(Я бы ему еще с десяток учебников предложила.)

* * *

Ученик М. рассказал, что недавно у его друга гостил американец. М. обрадовался: носитель языка! Пришел к другу, весь вечер ждал, пока носитель вернется с лекции, которую читал в универе. В ожидании М. тренировал светские интонации в вопросе "So how do you like it here?" (Как тебе здесь нравится?)
Ближе к полуночи раздался звонок. Какие-то юноши внесли в кухню американца. Некоторое время тот покачивался на стуле, глядя в пол.
- So how do you like it here? - растерянно спросил М.
- Буэ, - вырвалось у американца.
"Так и не понял", - сказал М., - "было ли это ответом на мой вопрос или чистой случайностью". Не такая уж и чистая эта случайность, надо заметить.

Вот так блестяще и я однажды попрактиковалась в немецком. Пару лет назад Араик пригласил меня во Львов, где мы ночевали у его знакомого. Там же остановился немец Матиус. Поскольку разговор велся то на русском, то на английском, я весь вечер думала, что Матиус - поляк. А когда выяснилась истина, я отяжелела от вина и решила немецкий тренировать уже завтра.
Утром мы с Матиусом встретились в кухне. Зеленые, мятые, с желейными руками.
- Господи, я так плохо себя чувствую после вчерашнего, - сказал по-немецки Матиус.
- Ихь аух, - сказала я.
После чего мы молча выпили чаю и разошлись. Я - обратно на диван, Матиус - куда-то в солнечное холодное утро.

Тогда же обнаружилось, что имя Матиус звучит для непривычного уха как "мой отец". Сначала Ася, подруга Араика, сказала, что ее отец всем заварил чай, можете пить. Я зависла: откуда взялся ее папа, проживающий, вообще-то, в Петербурге. Ася веселилась над моей тугоухостью.
На следующий день хозяин дома, уходя на работу, сказал: "Придет Матиус, поделите с ним как-нибудь ключ". Пару часов спустя Ася спросила: "Что там Женя говорил? Мы должны разделить ключ с его отцом?"

* * *

Кстати о тугоухости. Ученица, нежная девочка, как-то рассказывала в скайпе, что на выходных ходила в музей оружия - здание в виде... Здесь она замялась и перешла на русский:
- Эээ... "член".
Я уже почти подсказала: penis, но в последний момент меня пронизала спасительная мысль: шлем! Она же сказала "шлем"!
Следующие две минуты я сидела с невозмутимым лицом, но внутри разрастался смех, как зудящее осиное гнездо. Наконец ученица пошутила, и я, пользуясь случаем, выпустила наружу взрыв ржача. Ученица была довольна тем, какое впечатление произвела ее невинная шутка.

Другая ученица по скайпу делилась впечатлениями от визита в обезьяний питомник. В этом рассказе было несколько новых для нее слов и фраз, перевод которых я писала ей в текстовом окне.
Под конец ее монолога в текстовом окне накопилось следующее:
обезьяний питомник
я не была впечатлена
вонючий

Исчерпывающее резюме.

* * *

Четыре утра, а я никак не улягусь. Насыпала котикам корма - каждому в свою миску, как завещал умудренный таксист. Люблю, когда они хором хрустят. А когда дремлют рядом и урчат на разных частотах, кажется, будто кто-то льет в меня теплое молоко. Ну, пойду готовить тару.
antrum: (Default)
В маршрутке мужчина рассказывал попутчице о студенческой вечеринке, где он закусывал водку консервированным горошком и в конце был вынужден блевать в куст. Оказалось, под этим кустом уже сидел другой студент. "Он был в ахуе", - сказал мужчина, и мне так хотелось встрять с уточнением: "Он был огорошен".
Я подумала, что давно не слышала ничего более нелепого. Но рассказчик тут же превзошел сам себя, грустно резюмировав:
- После того случая удача изменила мне.

* * *

В другой маршрутке рядом сидел зеленоликий подросток, при виде которого хотелось утонуть в рассоле. Некоторое время он держался за кудрявую голову и надсадно вздыхал. Потом достал папку и взялся за задание по английскому (модальные глаголы с перфектным инфинитивом). Прописными буквами. Левой рукой. Почерком красивым и ладным, как узоры на обоях. Без единой ошибки.
Не будь мое сердце так плотно занято, я, замшелый препод, могла бы пасть жертвой рокового увлечения.

* * *

Вчера проходила мимо мужчин на грани войны. Оба средних лет, синещекие, в пыльных куртках наступали друг на друга, потрясая кулаками. Ничего особенного, если бы один не выкрикнул:
- А я говорю, щас такое уже не носят!
Согласитесь, это интригует.

* * *

Перед кассой стоял красивый гладкий мужчина, чьи одежды сверкали чистотой. Потрепанный забулдыга из той же очереди предложил ему распить бутылку водки.
- Спасибо! - сердечно ответил мужчина. - Так приятно, что вы меня пригласили! К сожалению, я уже договорился с друзьями. Но спасибо вам большое!
Будто на мгновение приоткрыли дверь в идеальный мир.

* * *

За две минуты до закрытия магазина мне не хотели продавать пиво без наличия паспорта. Надо сказать, от подростка во мне осталось только неумение наряжаться. Растерявшись, я не нашла ничего умнее, чем указать кассирше на мои седоватые виски.
- Это очень хорошо, - сказала кассирша, элегантная блондинка, - но седины, как и усы-лапы-хвост, не являются документом.
Туше.

* * *

Деревья искрят, по листве скачут красные ягоды. Небо синее и бездонное, как глаза героини любовного романа. На днях я сказала, что никогда еще не видела такой роскошной осени, а мне ответили: "Да в прошлом году была такая же, просто ты не помнишь." И я бы ни за что не поверила, но не могу вспомнить, кто же это сказал.

Кстати о памяти. Этой осенью у нас возникло много разнокалиберных неурядиц. Как ни странно, столкнувшись с очередной, я становилась все счастливее. На фоне огорчений я особенно остро чувствовала, как же люблю все это: Макса и котов, пеструю семью, близких и далеких друзей, нынешний дом, октябрьскую печаль и поздние цветы, сон и смех, опустевшие ветки. И любовь превращала меня в самый быстроходный и легкий в мире катер.
Потом мне вдруг подумалось, что такая реакция на неприятности была описана в каком-то учении или философском направлении. Два дня подряд вспоминала, где мне могло встретиться подобное. Интеллектуал, затерявшийся в необъятной внутренней библиотеке. На исходе второго дня легла спать - и перед провалом в сновидения искомый предмет выплыл наружу.
Два дня я вспоминала фразу "нас ебут, а мы крепчаем". Моя внутренняя библиотека состоит из заборов и стен лифта.

* * *

Сестра Катя не любит, когда кот играет едой и пачкает пол. Увидев, как он гоняет по коридору кусок колбасы, Катя свирепо процедила сквозь зубы:
- Я т-те щас поиграю!
Мама, которая в это время исполняла что-то негромкое на пианино, приняла на свой счет и долго не могла найти слов, чтобы выразить возмущение.

* * *

Так люблю семейные сборища, когда все кричат, чокаются, разудало заправляют салаты вином. Щекам горячо от любви и очередного тоста. Шепчешься о чем-то с сестрой и вдруг замечаешь: на другом конце стола дядя жестикулирует вилкой и говорит, возбужденно блестя глазами:
- Опенок - безумный гриб!
Это необъяснимо смешно. Все уже разъехались, а я никак не могу забыть лихорадочный вид, с которым он это произнес. Вылитый опенок.
antrum: (Default)
Охранник банка, плечистый и усатый, встречает у дверей и усаживает на алый диван:
- Подождите, в кассе сейчас обслуживают человека. Вот он выйдет - и тогда можно.
Из соседнего зала, где находится невидимая мне касса, выходит человек. Я встаю, но охранник останавливает. Сам идет в кассовый зал, и оттуда еле слышно доносится разговор - бас и мягкие женские смешки.
Через минуту охранник возвращается зардевшийся, пряча улыбку.
- Вот теперь - можно!

* * *

Девочка в автобусе, теребя косичку, рассказывает подруге:
- Они живут в большом розовом доме. Очень, очень богатые! У них две лошади, восемь собак и домработница!

* * *

В аптеке мальчик лет шести обнимает ящик для пожертвований. Мать одергивает его:
- Это для больных и несчастных деток.
- Можно подумать, я здоровый и счастливый, - ворчит он, нехотя отступая.

* * *

Рассказываю сестре Кате, что в каком-то затмении слишком рьяно обстригла Максу хвост - короче, чем у пони. Укоризненный Катин взгляд весит сто центнеров.
- Единственный плюс - его голове теперь будет легче. Немного отдохнет... - говорю я.
- Надо тебе руки обстричь! Чтобы отдохнула, - говорит она.
И не поспоришь.

* * *

У девочки, что стояла передо мной в очереди, не получилось расплатиться через терминал. Она оставила на кассе плитку шоколада и шоколадное же масло. Сказала, что попробует снять деньги и вернется.
Выйдя на улицу, я увидела, что и с банкоматом у девочки не выгорело. Она медленно побрела по мокрому асфальту, накинув зеленый капюшон. Мой внутренний гедонист вскрикнул от боли, и я предложила девочке помочь нужной суммой.
- Спасибо большое! - горячо сказала она и тут же посуровела. - Но я решила: если не получается даже со второго раза, значит, это знак свыше. Нечего жрать на ночь!
Вот это сознательность.

* * *

Шла на восьмой этаж без лифта. Передо мной, шумно дыша, покачивалась пара крупных граждан. Я робела их обгонять. Между третьим и четвертым этажом они присели, оперлись на стену, звякнули бутылкой. Спросили, на какой мне этаж, и заговорили наперебой:
- Так, может, выпьете, подкрепитесь?
- Вот бутерброды...
- Вам же еще идти и идти!
- Нам всего на шестой - и то мы без подготовки не рискуем!
Так всего на четвертом этаже у меня напрочь сбилось дыхание - от смеха и симпатии.

* * *

Собираюсь сейчас в магазин, и сердце пляшет. Я ненасытна по отношению к осени. Хочется обсидеть все сырые скамейки, огрести за шиворот капель с каждого мокрого дерева. Лужи! Ветер! Облака рвутся по швам. И небо - все ниже, глубже, темнее, будто в нем растворили марганец.
antrum: (Default)
Однажды я и сестра Катя узнали, что завтра сдавать французский. Мы учились заочно, так заочно, что ни одной лекции до экзамена не посетили.
Катя когда-то недолго ходила на курсы французского и, понадеявшись на те знания, улеглась спать. А я до желтой зимней зари читала сквозь сон методичку, пока не звякнула очками об стол. Уже по дороге на экзамен я от отчаяния вызубрила заданный текст про времена года, так и не разобравшись толком с правилами чтения и понимая только слово "сезон". Заучила, как стихи футуристов.
Преподавательница оказалась пышной молодой блондинкой в золоте и помаде. Катя получила пятерку, следом пошла я. Провалила грамматическое задание и приступила к декламации текста, старательно акцентируя последние слоги:
- Тутэ ля сезон дэланье...
- Что? - спросила преподавательница.
- Тутэ ля сезон дэланье... - прошептала я.
- Какое тутэ? - презрительно сказала она. - Туле!
(Катя считает, надо было сказать: "Тутэ ля сезон дэланье. А тутэ - моя зачетка".)
Француженка заговорила про день пересдачи и спросила мою фамилию.
- Глущенко? Но у меня только что была одна Глущенко.
- Моя сестра.
- Катя? Ваша сестра? - воскликнула она.
И, помолчав, удивленно добавила:
- А Катя хорошо выглядит.
После чего поставила тройку.
Красота спасет мир, но, что еще важнее, она способна уберечь от пересдачи.

* * *

Однажды мы жили с Вадимчиком. Это была осень, полная смеха, полуночных разговоров и чаепитий. Как часто бывает, особенно прекрасной эту осень делало осознание нашей уязвимости. Вадим перенес сотрясение мозга, Макс и я болели, с работой и продовольствием было туго.
Как-то раз одновременно с деньгами закончилась туалетная бумага. Вадимчик принялся шерстить карманы в поисках мелочи и заметил:
- Что-то, ребзя, мы почти не жрем, а срем все так же.
Блестящее резюме той прекрасной осени.

* * *

Однажды ночью, когда мощно заболели почки, мне пришлось вызвать скорую. Я ожидала какого-нибудь укола, но меня вдруг повезли в близлежащую больницу. Там заспанный врач согласился, что госпитализация необязательна, а при ухудшении я всегда могу вернуться. Выписал рецепт, направил в аптеку, а потом к медсестре на укол.
Но мне было неловко, что мой приезд перебудил стольких людей, еще и в ночь после пятницы, когда все отмечали двадцать третье февраля. Медсестра дремала за столом, уронив на руки темно-красную голову, и я решила, что укол поручу Максу. Купила в аптеке ампулы и побрела домой сквозь предрассветную тьму и хлад.
Это был потрясающе нелепый вызов скорой. К тому же Макс случайно раздавил ампулу, а круглосуточных аптек рядом не было, поэтому укол до утра сделать так и не получилось. Словом, медицина пыталась облегчить мне жизнь, но споткнулась об мой же идиотизм. Я ведь даже не догадалась вызвать такси домой! Так и плелась дворами.
Однако этот ночной визит украсил пациент, которого я встретила на выходе из приемного покоя. Он курил на крыльце, опираясь на палку. Завел светскую беседу, отметил редкие звезды и причуды февральского ветра. И сказал, что ночь не задалась: чай у него есть, еда и хлеб есть, а вот на приправы денег не хватило. Не помогу ли я двумя рублями. И я помогла. Он обрадовался: сейчас сгоняет в круглосуточный, там и купит.
Услышав эту историю, Макс поднял меня на смех:
- Приправы? Ты действительно думаешь, что ему были нужны приправы? Встал ночью пациент, что-то ему не спится. Ах, да! Приправ же не хватает! Побегу-ка за ними в круглосуточный.
А мне тогда, в темном больничном дворе, показалось естественным желать перед рассветом не чего-нибудь, а именно приправ к хлебу. Карри, белого перца, имбиря. Надеюсь, тому пациенту не стало хуже.

* * *

Эти события объединяет только то, что их все мы вспомнили на днях, когда пили приправы, уже закончив учебу, сытые и с притихшими почками.
antrum: (Default)
Мама уехала, и я поселилась в отчем доме. Выгуливаю собаку, тетешкаю кота, упиваюсь мятным чаем. В этот раз мама не оставила своей обычной записки, отдающей живодерством: Свари Чипу лапу. Потри коту яйца. И я сама распоряжаюсь их рационом, из которого украдкой таскаю куски в свои одинокие обеды. Сегодня впервые в жизни сварила рыбу и почему-то удивлена. Мне казалось, эти хековые туши скорее выпрыгнут из кастрюли и споют церковный гимн, чем станут съедобными. Завтра варю куриный фарш. Волнуюсь.

Недавно мама была у нас в гостях. Мы смотрели втроем кино и в какой-то миг сделали паузу. На экране застыло бледное и тревожное лицо героини.
- Ничего себе кегля, - кивнула мама в сторону монитора.
- Это Джулианна Мур, - объяснила я.
Над обеденным столом повисло недоумение. Я думала: почему сразу кегля? Нормальная же актриса. А мама удивлялась, что перечницу, которая выглядит примерно так и сейчас стоит у монитора, зовут Джулианна Мур.
Так наша перечница обзавелась собственным именем.

К приходу мамы Макс пек капустно-грибной пирог. Чтобы было интересней, название блюда и ингредиенты он скрывал до последнего. И когда мама, переступив порог, учуяла капусту, Макс путал следы и говорил, что блюдо икс будет, вообще-то, свекольным. Я тоже хранила тайну. В конце концов, мир красен не только великими загадками, но и крошечными секретами.
А потом задумалась, забылась. И за пять минут до выхода сюрприза из духовки, уперев руки в бока, спросила будничным голосом:
- Ну чо, когда уже достаем пирог?
Потом Макс сказал, что для полноты картины на его укоризненое "Танюша!" надо было ответить: "А чо, я же про грибы ничего не сказала!"
В разведку только с катушкой клейкой ленты.

* * *

А в Харькове я ночью сидела в желтой кухне с черным окном и читала бабулину газету "ЗОЖ". На странице с плодами творчества читателей было стихотворение с таким началом:
Пожилой я человек,
Но душою молод.
И не стынет жар души
Даже в лютый холод.
Физзарядка, бег, вода -
Вот моя отрада...

Возле строчки "физзарядка, бег, вода" энергичным бабулиным почерком дописано: "и ходьба".
В этом - вся бабуля.

Старый шкаф в кухне забит газетами, учебниками химии, потускневшими бумагами. На одной полке стоит несколько икон.
Сестра Женя увлеченно рассказывала, как здорово было бы избавиться от шкафа.
- Выкинули бы оттуда все дерьмо! - и поспешно добавила. - Ну, кроме святых, конечно.
До сих пор смеюсь. Тот случай, когда лучше уже не исправлять.

Женина одногруппница Алина сдавала экзамен по страноведению, мутному предмету, знакомящему с символикой и особенностями англоязычных стран. Преподавательница тщетно пыталась вытянуть Алину на тройку. От несложных вопросов к простейшим - и наконец:
- Скажите хотя бы, кто сейчас президент Соединенных Штатов.
- Ну кто-кто, - ответила девочка. - Ну, Джордж Вашингтон.
- Но как не стыдно! - воскликнула преподавательница.
- А что, - высокомерно сказала Алина. - Я новости не смотрю.
(Последние триста лет, хочется добавить мне.)
Преподавательница сделала еще одну попытку. Показала символ какой-то из стран - алую розу:
- Назовите этот цветок - и идите.
- Хм, - Алина внимательно рассмотрела картинку. - Мак?
А вот если бы специально троллила, хрен бы получилось так блестяще.

Кстати, недавно папа Макса о чем-то воодушевленно разговаривал с Женей, а Макс изредка вставлял ироничные комментарии. После очередного папа сдул седую прядь со лба и, размешивая чай ложечкой, сказал:
- Ты - просто парвеню.
- Кто? - переспросил Макс.
- По-нашему - тролль, - шепотом предположил Артем.

А когда я рассказывала этот эпизод сестре Кате, в моем вольном пересказе начало звучало так:
- И вот папа Макса "тра-та-та, тра-та-та", а Макс - "ля-ля".
Катя поразилась богатству моих художественных средств. А я вспомнила, как она цитировала Лермонтова: "Короче, я не Байрон что-то там..." Да уж, не Байрон, - взревела я тогда от восторга.

А у подъезда пожилые мужчина и женщина, истрепанные жарой и праздниками, обсуждали поэзию.
- Вот Шевченко!
- О да. Як умру, то на могилi шо-то там ревучий.

У другого подъезда поутру были щедро рассыпаны не только обычные пивные крышки, бычки и фантики, но и осколки пластинки "Лебединое озеро". Наверное, эти подростки сочли Чайковского слабоватым, вторичным.

Мамина приятельница, школьный учитель математики, однажды услышала, как учительница музыки торжественно объявляет классу:
- Итак, слушаем сенсанс Чайковского!

Эта приятельница, кстати, в своих рассказах имела неудобную привычку уточнять пространственно-временные детали. Мы все встречали таких людей. Чтобы попасть на порог истории, нужно одолеть бесконечную лестницу подробностей. В среду, ой, нет, в четверг, хотя нет, все же в среду, у меня же было семь уроков, хотя по пятницам у меня тоже семь уроков, но, наверное, все-таки в среду, да, в среду, ой, нет, в эту же среду у нас был короткий день в честь праздника, значит, все-таки в пятницу, ой, как хорошо, когда пятница, можно хоть расслабиться.
- И так всегда, - заметила мама после одной встречи, когда сказки Шахерезады были особенно изнурительны. - Ну, она просто не может иначе. Точность - ее страсть. Она же все-таки математик.
И мрачно добавила:
- Матик-перематик.

* * *

Однако я присела на уши. Прямо как пресловутая Шахерезада. А хотела только про маму. А ведь еще выгуливать собаку Чипа. Все, ушиваюсь в полуночные травы. Добрых снов!
antrum: (Default)
На узкой тропе к поликлинике встретила своего врача, с которым мы знакомы уже больше года, и воскликнула:
- А я как раз к вам иду, Светлана Александровна!
Но тут же вспомнила, что она Юрьевна.
- Светлана Юрьевна, - исправилась я и зачем-то объяснила, - Александровна - это я.
А потом, к собственному изумлению, добавила:
- Татьяна...
И сунула руку.
(Она руки мне не дала, конечно, в недоуменье отстранив лицо.)
Иногда кажется, будто я кукла, которой управляет смешливый дебил.

* * *

А еще вдруг позвонили из одной конторы, рассказали про вакансию. В это время я принимала душ и как раз на совесть намылилась.
Приветливая девушка спросила:
- Вас в данный момент могла бы заинтересовать эта работа?
- В данный момент - нет, - честно отвечала я сквозь наготу и пену, едва сдерживая смех.

* * *

Сегодня скопировала и многократно вставляла слово "expected". А потом в буфер обмена попало нечто другое.
И вот представьте. Я тестирую программу по заранее написанному сценарию, где сказано: "Добавьте тест А. Ожидаемый результат: Тест А добавлен". В графу "Действительный результат" я должна вставить то самое expected ("совпадает с ожидаемым").
А действительный результат вдруг выглядит так: Мерно покачивая ушами, мыши выстроились в клин и потянулись к двери.
(Будто в сценарии было сказано: "Добавьте тест А и выпейте два литра водки".)
И я подумала: славная фраза. До чего точно она передает ощущение, которое возникает в забитых маршрутках, душных коридорах, или когда услышишь радио или попрешься смотреть какую-то ссылку. Вот это беспомощное изумление от встречи с незнакомым сюрреалистичным миром.
Мерно покачивая ушами, мыши выстроились в клин и потянулись к двери.

* * *

На днях очень скучала по сестре Кате. Вспомнила, как она, гордясь греческими корнями, испекла на рождество пирог по имени Василопита (ударение на "ло").
Мы никак не могли усвоить диковинное слово.
- Василопита! - повторила Катя в сотый раз и презрительно сказала: - Вот я, гречанка, сразу запомнила. А вы...
- А мы, значит, говно на лопате, - печально согласилась я.
И папу осенило:
- Говно... лопата... Василопита! Да это же проще простого!
Верите ли, всей семьей намертво запомнили.

* * *

Небо больше не морщится, можно шастать налегке, не надышусь этим новым ветром. В груди ворочается еж.
(Что-то я прямо как в хрестоматийном дневнике собаки: "Миска с едой. Обожаю! Прогулка. Обожаю! Возвращаемся домой. Обожаю!")
antrum: (зайчик)
Весь май наша семья была в сборе. У родителей особенный домофон: звонишь, а оттуда рвется вздорный лай. (И особенная входная дверь. Ты на порог, а оттуда поводок с вертлявой соплей, толчок в спину и напутствие: купи окорочкоооов!) Так часто общаюсь с этим гавкучим домофоном, что к обычным, тихим испытываю недоверие.

майские )
antrum: (Default)
Мы снова переезжаем. Я сообщила об этом ученицам, и они были подозрительно изумлены. Мы вылили друг на друга по ушату недоумения. Выяснилось, что мой шестимесячной давности рассказ (на английском) про предыдущий переезд они поняли совсем превратно.
- Уточню по-русски, - сказала я с отеческой лаской, - Во-первых, это был не дом, а квартира. Во-вторых, не двухэтажная, а двухкомнатная. В-третьих, не купили, а сняли.

* * *

Мне не хочется отсюда уезжать. Тут так хорошо и старо, колокола дырявят воздух, во дворе качели, а дома застенчиво жмутся друг к другу. Я каждый день гладила стены подъезда.
Зато новая квартира в древнем двухэтажном доме, я всегда хотела в таком пожить. Деревянные лестницы, причудливые окна. И музыкальная школа прямо через дорогу. А также паспортный стол. Наконец вклею фото в свой старческий паспорт. И мама-папа в десяти минутах езды.
- Наконец-то папа увидит наших котиков! - ликую я.
- А мне покажете? - робко спрашивает мама.

* * *

И.В. показал смс от ученика.
"Извините, я не смогу прийти ни сегодня, ни в среду. Я поссорился с родителями, они отправляют меня в деревню сажать картошку. Поймите меня правильно."
- Девятнадцать лет, - вздохнул И.В. - А тебе такое шлют?
Я однажды написала доброму Женю, что уже выздоровела. (Болела простудой, а вокруг шастал грипп и люди в белых масках.) "Будем на выходных заниматься?" - спросила я. Жень был запуган вирусами до того, что ответил:
"Будем, нос, горло в порядке?"
Я, конечно, знаю, что у меня выразительный профиль, но нельзя же прямо так бросаться прозвищами.

* * *

- Кто растоптал говно в коридоре?
- Мне кажется, это не совсем правильная постановка вопроса. Надо бы для начала узнать: кто насрал в коридоре?

- А в новой квартире у нас будет погреб! Представляешь, в спальне прямо дверца в подполье?
- А там мыши?
- Нет. Призраки!
- Мышей?

* * *

"120 миллионов полезных бактерий в каждой капсуле", - гласит упаковка пилюлей. Я глотаю одну и сразу чувствую себя сраным мегаполисом.

* * *

Похоже, мы выходим из крутого пике.
antrum: (зайчик)
- С днем Татьяны! - сказал Вадимчик.
- Ага, - оживился Макс, перекатывая на ладони сверкающую ампулу. - Сейчас сделаем тебе праздничный укол.
Ввел иглу и ласково сказал:
- Поздравляю.
Вот романтика, а не алые бутоны в хрустале.

* * *

- Почитала твой жж подробно, - написала сестра Катя.
(Каждый мой пост так пропитан распиздяйством, что совестно перед родственниками. И у меня задрожало очко.)
- Ооо, - опасливо ответила я.
- Мымрище, ты чего столько пива глушишь? Чуть ли не в каждой записи, - строго спросила Катя. И неожиданно добавила. - А вообще тронута была очень.
(За ее внешней суровостью скрывалось доброе сердце, как пишет всякий уважающий себя романист.)

* * *

Сейчас я особенно пристрастилась к урокам гитары, потому что в музыкальной школе тепло. Мороз и солнце, день чудесный, сиди-ка дома, друг прелестный. От Сани из Красноярска узнала, что такая погода называется ебун. Я очарована! Вчера провела пару часов на улице, отчего вросла в ботинки, а джинсы звенели. Зато, зверски подвернув ногу при падении, я совсем не ощутила боли. Ебун - дивный анестетик!

* * *

Утром н-и-к-у-д-а не идти, немыслимо! По такому случаю покажу вам кукушечек, мою многолетнюю любовь. Возможно, их уже видела вся планета, но вдруг кто-то в это время отсиживался во ржи.

antrum: (зайчик)
Летом мама воспитывала малолетнего котенка. Этот синеглазый брюнет был так юн, что не знал азов мочеиспускания. Проснувшись, сучил ногами и пищал. И лишь когда с чьей-то помощью из него била тонкая струя, Василёк обмякал с отрешенным лицом. В эти секунды он был красив и загадочен, как мрамор.
А вчера мама впервые за долгое время принесла две коробки птичьего молока. Одну для нас, другую - соседке Марье Ивановне за добрые дела.
Я оставила ее на пять минут. Когда вернулась, птичье молоко было вылакано, а над пустым блюдечком сидела мама с лицом писающего Василька.
- Сходи в магазин и купи Марье Ивановне каких-нибудь других конфет, - сказала она изменившимся, чужим голосом.

и снова моя прекрасная семья )
antrum: (Default)
А спозаранку моя сестра Катя вышла замуж. Ради нее я накрасила ресницы. Ради мамы не надела красную юбку, которую та ненавидит. Ради папы нарушила данное невесте обещание явиться в леопардовых трусах на голове. Словом, я была очень, очень нарядная.
Пока торчала на остановке, на макушку что-то капнуло. Воздела голову к небу, и тут произошло два события. На ветке я увидела жырного голубя, а на щеку упала еще одна сырая клякса.
Вот так превращение, думала я, обшаривая карманы в поиске салфеток. Только что была нарядная девочка, а теперь - обосранное голубем чмо.
У водителя тоже выдалось хмурое урбанистическое утро. "Столько претензий от каждого пассажира!" - жаловался он. - "Даже жена... Что за день?" - "Да уж", - сказала я интимным приглушенным голосом. - "Я вот опаздываю на свадьбу к сестре, и меня дважды обосрал голубь." Водитель заметно повеселел, а на прощанье пропел "мой голубь сизокрылый" и неприлично заржал.
Однако не только выходка глупой птицы сулит счастье новобрачным. Пока стояли у нелюбезно закрытого загса, рядом копалась в мусорнике женщина-бомж. Нашла бутылку, где плескались остатки вина, осушила до дна и торжественно воскликнула: "За вас, молодожены!"
Сегодня нам еще предстоит много пива, а пока мы ненадолго попрощались. "Будь осторожна!" - вдруг тепло сказала Катя, которая славится строгостью. Не пролетело и минуты после расставания, как я услышала в трубке: "Я тебе сказала быть осторожной! А ты, падла, на красный свет дорогу перешла."
(Пьем чай, и вдруг она ярко-ярко улыбается. "Ты чего?" - спрашиваю. "Да как тебе сказать", - отвечает задумчиво. - "Я, мягко говоря, довольна."
Пусть так и будет. Они просто невозможные зайчики.)
antrum: (Default)
Кто-то вызвал И.В. за дверь, и я осталась наедине с его следующей ученицей. Смешливая школьница смотрела на обручальное кольцо, которое я сняла перед уроком. Кольцо лежало на столе и светилось в ноябрьских лучах. По стене хромал изможденный солнечный зайчик.
- Ты чо, в шестом классе замуж вышла? - спросила вдруг девочка.
Вопрос так озадачил меня, что я полезла за словом в карман, но нашла там лишь дыру.
- Почему именно в шестом? - сказала я наконец.
- А сколько тебе лет?
- Двадцать четыре.
- Ничо себе! Я-то думала, шестнадцать, - тут школьница измерила меня взглядом и добавила, - Нет, все-таки восемнадцать.
Ах, я перепробовала множество омолаживающих кремов и пластических хирургов. Но эффективнее всего оказались сиреневая футболка с виннипухом, кроссовки-говнодавы и хвост на макушке, имейте в виду, девочки.
Впрочем, Вадим остудил мою радость. "Сомнительный комплимент", - сказал он, - "если кто-то считает, что в восемнадцать лет ты еще учишься в шестом классе."

Read more... )
antrum: (Default)
Вот и уехала Катя. Маленькая и растерянная, собирала вчера вещи, стояла на одной ноге среди исполинских чемоданов, как воробышек. С языка впервые сорвалось "Катенька" - и я остолбенела. Так мягко и просто звучит - ума не приложу, отчего раньше ей не говорила. С детских лет, когда дрались до десятой крови, мы сочетаем в разговоре любовь и очень хлесткость. Сижу вчера, думаю: теперь всегда буду называть Катенькой. И тут она подходит, треплет за ухо:
- Ну чо, мымрище?
- Привет, лысина, - отвечаю.
И таращимся друг на друга, нежные, как дембеля.

Вероятно, чтобы отвлечь маму от мыслей о разлуке, учтивое мироздание преподнесло ей подарок. Какие-то пидорасы выбросили на помойку двухнедельных котят. Мама и соседка Ира взяли их под крыло и несут посменно вахту. Черный и белый котяточки путешествуют с четвертого на десятый этаж и обратно.
Уж на что я котовед, но не знала, что совсем маленькие котики не умеют сами писить и так далее. Нужен массаж. Вылизывая, кошка стимулирует им всякое - лишь тогда выходят все массы. (Хотя какие там массы у зверей, чьи хвосты короче моего носа!). После некоторых усилий черный устроил мне на ладони золотой дождь - и радостнее не было минуты!
Взрослый мамин кот к гостям относится удивленно, а на саму маму глядит с таким лицом, в котором читается:
- Да ты чо, блять? Только отвернулся - уже в дом какую-то хуйню приволокла!
Мама с обликом Мадонны кормит их из одноразового шприца. Ее душат нежность и смех. Такая красивая. Что и говорить, двадцать четыре года назад я вытянула счастливый билет. Котяточки тоже.
antrum: (Default)
Сраные бакалаврские корочки забрать из универа не так уж легко, открою я вам, вырвавшись из бюрократической трясины! После неудачной попытки мы с сестрой рухнули у фонтана в ожидании чуда и звонка методиста. Говорили мало. В основном, мерились глубинами ненависти к универу и комнате двести пять.
Над нами развесил свои пошлые зеркально-синие бока главный корпус. (В своем облезлом виде он был куда более искренним!) Тут я заметила, что синие стеклышки озорно сияют еще и под ногами. Катя смеялась над моим умиленным, радостным восклицанием:
- Разбииииили!
Итак, мы все же уволокли документы, а я, к тому же, прихватила десяток синих стеклышек на память об универе. Блеснувшая было мысль нахерачить диплом скукожилась до клопиного размера. (Но до осени, возможно, много воды еще утечет. В сентябре меня постигает учебная горячка, кто знает, до чего доведет.)

Через месяц Катя уезжает в Прагу. Я думала об этом так, в фоновом режиме. А действительно осознала вчера, когда сестра делала в своей комнате уборку. То и дело подходила ко мне, небрежно поигрывая какой-нибудь папкой, и спрашивала:
- Надо? Нет? Тогда выбрасываю.
А это были учебные материалы, которые она любовно копила, искала, систематизировала в течение десяти лет. И меня засверлили одновременно несколько чувств. Я будто прыгаю с парашютом, бросая на борту все манатки, как она. И уже щиплет в горле от того, что через месяц - пшик, провожать! И до боли сжимаю кулачки в надежде, что сестра там и останется, как ей хотелось бы.

Такие дела. А я лишь хочу этим летом увидеть прекрасное, равнодушное море. И забыть про асфальт, над которым дрожит облако пара.
antrum: (Default)
Мама застеклила балкон. Сегодня я нашла там елку в праздничном наряде, даже фонарики при ней. Думаю, в декабре вернут обратно в комнату.

Смотрели передачу про чувака, который плавает на севере во льдах. Точнее, под льдами. Чувака хвалили за смелость. Ведь если нападает хищник, вынырнуть не получится - разве что пробить белую стену башкой.
- Это очень, очень опасно! - улыбался тем временем пловец. - Но во мне живет романтик...
- Я бы сказал, пока живет, - мрачно кашлянул папа.

Нынешним утром семья шебуршилась повсюду, а я спала. (И видела товарищеский суд и амбарные книги.) Проснулась от того, что сестра взволнованно крикнула:
- И как Танька умудряется спать в таком шуме?
После чего залетела в мою комнату и сказала:
- А она, оказывается, и не спит.

Меж тем я потрясающе хорошо почиваю в любых условиях. Однажды я задремала, прислонившись щекой к горячей трубе в ванной. Полчаса спала, как лошадь. Очнулась - а на щеке горит красная полоса.
А один знакомый рассказывал, что свернулся калачом на крышке люка, которая, к тому же, лежала на неровной поверхности и балансировала. Отлично выспался, говорит.
Вы так можете?
antrum: (Default)
Во сне зашла в мамину кухню и наткнулась на сотрудника (назовем его Витя), который целовался с любовницей (наяву за ним такого не водится). Потревоженный Витя дал деру. Однако забыл на дверной ручке, извините, собственный член.
Это ужасно компрометирует, огорчилась я. Как бы деликатней предупредить Витю? Болото неловкости засасывало, но я нашла в себе силы прокричать вслед:
- Виктор! Срочно обратите внимание на дверь!
Сестра Катя, которой я открыла этот сон, хмыкнула:
- Проще надо с людьми. Сказала бы: "Витёк! Сыми хуй с двери!"

С людьми надо проще. Но топь неловкости тяжело плещется у меня в солнечном сплетении. Кому-то помогает совет "Забей, ты больше никогда их не увидишь". Но я опасаюсь.
Во-первых, есть же кармические законы. Однажды, стоя на остановке, выбросила жвачку в картонный ящик для мусора. А гнездясь у окна спустя полминуты, отъезжая уже, помертвела от ужаса. Картонный ящик оказался не для мусора, а для канцтоваров. Уличная продавщица сыпала проклятиями, насколько я прочла по губам и малиновому лицу.
Внезапно какой-то гражданин пронес надо мной полураскрытый грязный (!!) зонт и населил пятнами мои светлые джинсы. Я же ехала на первый урок к очень трудной группе, а засранные штанцы - не лучшее подспорье в том, чтобы вызвать уважение и доверие.
Карма, решила я и обрадовалась, что обошлось так легко. А мог бы и глаз унести на спице зонтика!

Да и не факт, что, столкнувшись однажды, больше не встретишь. Как-то любимая сотрудница Олеся поделилась средством пройти сквозь любую толпу без затруднения. Скриви чудовищную рожу, посоветовала Олеся. Люди сами расступятся! Я перекосила лицо и волнорезом поперла по главному городскому проспекту.
В тот день у меня был, опять же, первый урок с группой. На прощанье ко мне приникла новая ученица и вскричала:
- Я видела вас сегодня! Что у вас было с лицом?!
Во мне взвился острый червь тревоги. Я было залепетала, что она принимает меня за кого-то другого, но тут женщина добавила:
- Узнала вас по голубым ушам!

Скажите же, пользуетесь ли вы этим советом? И вообще, что делаете со всей этой неловкостью? Как боретесь со смущением? И кого стесняетесь особенно? (Я - всех!)

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:11 pm
Powered by Dreamwidth Studios