antrum: (Default)
Моя семья - звезды, не устану повторять.

Вчера делили с мамой диван. Она легла раньше и читала, используя мою пустующую половину в качестве журнального столика. Затем выключилась, и сестра погасила в ее спальне свет.
Прокрадываюсь впотьмах на свой кусочек дивана, стараясь не разбудить.
Натыкаюсь ладонью на газету. Неприятно шуршу. Мама спит.
Нахожу локтем мамину книгу с острыми уголками. Больно. Мама спит.
Коленкой задеваю чашку с блюдцем. На мою часть простыни выливается холодный чай. Посуда звякает. Шевелю губами на грани цензурности. Мама спит.
Вызволяю из волос гребень. Роняю. Мягко приземляется на подушку.
Вдруг раздается строгое мамино:
- Аккуратней надо быть в темноте. Что это ты все разбрасываешь.

* * *

Уже которое воскресенье подряд сестра ловит меня за руку и предупреждает:
- Завтра же я звоню в университет. В утро, которое они назначат, мы идем за обходным листом. Не вздумай проспать.
Кажется, у нее амнезия. Мне нетрудно и самой связаться с универом, но не хочется терять лишний повод поржать.
antrum: (Default)
Смотрит допотопный фильм, где пионеры спасают дружественных инопланетян от роботов-стрекозоидов. Причем советские школьники задают стрекозоидам загадки вроде "А упало, Б пропало, кто остался на трубе?" А роботы теряют разум и перегорают.
Мама смеется над примитивностью сюжета, но невольно сопереживает и увлекается. Глаз не может оторвать.
В комнате возникает Катя с неожиданным вопросом:
- Мама, где наш атлас-определитель бабочек?
Очередная дуэль пионеров и стрекозоидов.
- Подожди немного с атласом, - говорит мама, - не хочу пропустить.
Катя возвращается через пять минут, неумолимая, как капитализм.
- Кхе-кхе. Мне бы атлас-определитель бабочек... Кхе.
Дуэль переросла в драматическую сцену, кульминацию всего фильма. Катя ждет, приплясывая.
Развязка. Наконец мама, испытавшая катарсис, поворачивается. Смотрит сквозь Катю чистыми глазами. Тычет пальцем куда-то за плечо и произносит севшим голосом:
- Стрекозиный робот - вон там...
antrum: (Default)
Хахахарьков в снегу и пятиэтажках, а большей красоты не бывает, дети.
Бабушкин воскресный юбилей собрал -дцать человек в однокомнатной квартире, "Десна" (это фамилия пианино) дребезжала, гость-в-мятой-кепочке терзал бабушкины руки и восклицал: "Учитель, о, ты знаешь тайны мирозданья!" Маленькое, томное "о!" сделало мое воскресенье (букв. перевод с иностр.).
Бабушкина подруга с нафталиновым именем Лидия Никифоровна, очкастая старушка 82 лет отроду, вдохновенно флиртовала:
- Игорек, отойди, не мешай мне обниматься с Витюшей и этим юным влюбчивым Сашенькой. Знаешь, я в таком возрасте, когда третий мужчина уже не нужен!
Предложила Витюше состязаться: кто скажет больше ласковых слов. Витюша лязгнул причастным оборотом "пташечка, перепрыгивающая с веточки на плечико", а Лидия Никифоровна немедленно отреагировала:
- Мой нежный дятел, что долбит и долбит в ожидании удовлетворения.
Причастные обороты застряли в Витенькином горле.

Вчера двоюродная сестра Женя, тихая десятиклассница-отличница, принесла дневник со свежей записью: Окончательно наплевала в душу!
- Там Женя вам в душу плюнула, - спрашивал отец на родительском собрании у классной руководительницы. - Я извиняюсь, а что произошло?

А еще я со словами "Смотрите, как он красив! Как великолепен! Взгляните же, пока он не исчез!!" уронила на пол торт. Он торжественно соскользнул с тарелки, как в замедленной съемке. Сразу же нашли виноватых:
- Если бы вы, Саша и Мариночка, пришли днем, мы бы еще тогда съели его на кухне, Таня бы не стала нести его в комнату, и ничего бы не случилось! Зачем опоздали?
antrum: (Default)
Побывала в отчем доме; моя семья - звезды.
Утром мама горюет: почему-то перестал звонить будильник на мобильном. Я еще сплю обоими полушариями, и в промежутках между ее вздохами снится, что я листаю инструкцию к телефону. Сквозь сон слышу мамино:
- Что делать-то, а?
Не открывая глаз отвечаю:
- Ппподождди, я же читтаю инсструкцию.

- Я за мороженым, - сообщает папа. - Принести и тебе?
Мама качает головой:
- Я забочусь о своем здоровье. Объедайся сам.
Папа возвращается домой. Мама лезет в пакет - и разочарованно:
- Ну-у, почему не в шоколаде?

------
А в маршрутке парень, сидящий рядом со мной, стриг ногти, ловя обрезки ладошкой.
antrum: (Default)
... Когда я пришла домой, в коридоре была вода. Много воды. Мама приболела, была слаба и забывчивей обычного. Кран как-то так сам собой очутился между умывальником и ванной.

Мы собрали воду тряпками, ведрами. Я вышла на прогулку с Чипом.

Вернувшись, застала маму за тушением пожара. Рубашка, что сушилась над газовой плитой, слетела на конфорки.

Сложно после такого не стать тревожным человеком. У меня не вышло, хехе.
antrum: (иЖонак)
Сегодня приезжают бабушка и Женя.
Женя сейчас смешная. Увлеченно познает мир с дистанционкой в руке. Ставит окружающих впросак. Хочет, чтобы объяснили, о чем говорят лощеные тетеньки по ТВ и девочки в классе.
Бабушка жалуется:
- Женя спрашивает, а мама-папа молчат. И на меня таращатся!
Глаза бабушки от негодования больше ее толстостекловых очков:
- И вот я!! на склоне лет!! вынуждена объяснять, что такое сосать писю и зачем это делается!!
antrum: (Default)
Катя услышала, как под окнами подростки завыли нечто из репертуара Руки Вверх. Злобно шипит:
- Если будут петь, когда я лягу спать, я их грохну!
Я (лениво):
- И как ты их грохнешь?
Катя (агрессивно):
- А никак!!!
antrum: (Default)
Давно не вставала в 7-30. Глаза не открываются, а рот не закрывается. Очень зевательно на душе.

Выбросили децкие лыжи, которые простояли на балконе лет пятнадцать. Мама утверждает, что продержала их так долго, потому что на них была жалобная надпись "Ну, погоди!". Она и погодила.
Когда-то она приготовила на выброс старый чемодан. Вернулся с работы папа, и по какому-то поводу между родителями вспыхнула пятиминутная ссора в пылком итальянском духе. Папа, так и не успев раздеться, ушел выносить чемодан. Соседи, копошившиеся в перегородке, с раскрытыми ртами наблюдали, как сразу же после криков и споров мужик выскочил из квартиры с большим чемоданом. Наутро по подъезду поползли слухи...

Опять очень хочется петь. Я превращаюсь в радио.
antrum: (Default)
Было время, мы хранили деньги в книге Бунина.

А когда мама уезжала с нами на лето в Харьков, папа звонил и на вопрос "Как дела?" отвечал:
- Все нормально. Бунин еще два рассказа написал. На подходе третий.
antrum: (Default)
Вечером Катя ходила с очень умным-и-занятым видом, повторяя:
- Господи, завтра аж в восемь надо встать. Столько еще сделать придется!

В десять утра мама застала Катю полусидящей в постели, трущей глаза кулаками и зевающей.
- Вставай, - сказала мама. - Восемь часов сто двадцать минут.
antrum: (Default)
Утром мама достала тонзилотрен:
- На язык - и рассасывай.
Таблетка была отвратительно горькой. Когда она почти рассосалась, а у меня начались рвотные позывы от этой горечи, мама еще раз взглянула на упаковку.
- Ой! Это же эритромицин...

***

Этот антибиотик на вкус практически такой же, как левомицитин. Вы прониклись моей выносливостью? ;)
antrum: (Default)
Открытие года, совершенное в самом его конце:
Папа умеет танцевать! Выглядит при этом стилягой из 80-х.
Просто потрясающе.

И еще. В очередной раз убедилась, что восхищаюсь Олегом Меньшиковым. Какой обаятельный мужчина, черт возьми!
antrum: (Default)
Папу разбудил звонок.
- Алло, Саша!
Непроснувшийся папа принял слабый дедушкин голос за голос дяди Димы, дальнего родственника, что уехал от нас в конце октября.
- Саша, я уже дома! - сообщил дедушка.
- О, наконец-то. Где ж это вы так гостили? - приветливо спросил папа.
Дедушка удивился.
- Саша, у меня же инфаркт был. Я в больнице лежал.
- Да вы что! - сокрушался папа. - Когда ж это вы так успели?
- Да Любочка с Таней ко мне приезжали, недели три назад.
- Надо же. А они когда успели?..

***

На следующий день родители одновременно занимались долгими Поисками с большой буквы Пэ. У мамы пропала пластиковая карточка. Папа обвинял всех-и-вся в том, что неосторожно замели инструкцию к его лекарству. После того, как карточка нашлась на самом видном месте, а инструкция - в папиной руке, мама скорбно покачала головой:
- Что ж с нами будет дальше?..
- Действительно, - сказала я, не прекращая набирать свой собственный номер и удивляясь, почему у Светки до сих пор занято.
antrum: (Default)
Бабушка-химик объясняет параграф из учебника моей двенадцатилетней сестричке Жене. Громогласный низкий голос перемежается с нежным детским, а до меня доносятся обрывки:

- Бабулечка ... Непонятно ... А если щелОчный раствор ...
- Какой щелОчный?! ЩЁлочный!!

...

- А вот здесь ... Говорят, нужен штАтив ...
- Господи, Женя. ШтатИв! И откуда ты только набралась таких ударений?

...

- А вот теперь, Женечка, берем фАрфоровую чашечку... Тьфу ты!
antrum: (Default)
Папа рассказывал мне вчера про фильм "Грань":
- Трое человек отрезаны от цивилизации: миллиардер, журналист и негр.
antrum: (Default)
Прошлым летом я брала уроки игры на гитаре у великолепного учителя по фамилии Гросов. Особых успехов не достигла. Одной из причин были частые пропуски занятий. По моей вине, разумеется.

Как-то после очередного двухнедельного полного воздержания от упражнений безуспешно пыталась взять большое барре. Выкручивая пальцы, бормотала:

"... отражаются
Птицы с облаками
Осень, я давно с тобою не был..."

... Прошло минут пятнадцать, а я все повторяла этот кусочек, периодически отрывая растопыренную левую руку от грифа, чтобы встряхнуть покрасневшую кисть и подуть на пальцы.

Сестра Катя не выдержала и с издевкой в голосе пропела:

- Гросов, я давно с тобою не был!..

И я перешла на "Звезду по имени солнце". Там все аккорды простые.
antrum: (Default)
Я люблю простыни с рисунками, теплые ночные рубашки и свою кошатинку - мягкую игрушку советских времен. Ей уже целых 17 лет.
На самом деле Кися совсем не мягкая игрушка, а жесткая - зашивая ей как-то раз лапу, я увидела внутри свалявшиеся куски бежевого материала, похожего на нечто вроде очень твердой ваты. Мама сказала, что так же были сделаны многие игрушки тех времен.
Кися разглядывает меня немножко печальными оранжевыми пуговичными глазами. Нос у нее маленький и красный. Рот отсутствует. Когда-то я нарисовала его ярко-розовым фломастером, но пришлось отстирывать: не подошел к ее мордочке. Хвост у Киси тоже не предусматривался.

Вчера вечером я легла спать в десять. Присутствовали все мои любимые элементы: простыня в весенний цветочек, голубая рубашка с карманом на животе, как у кенгуру, и Кися, которую я заботливо прикрыла одеялом. Спалось хорошо.
А дальше я помню голоса и тонкую полоску света, которая постепенно расширилась до светлого прямоугольника открытой двери. Посреди светлого прямоугольника стояла сестра Катя и отчаянно ругалась шепотом. На мышку. Которая непонятно как попала к нам в квартиру. Мышка не отлавливалась и перебегала из одной комнаты в другую. Сестра что-то сказала про потенциальных мышат, которые могут завестись от вот одной такой мышки. Потом начала жаловаться, как ей страшно. Я что-то ответила. Раздалось на удивление громкое и длинное ржание . Я проигнорировала его и заснула.
Вторая часть припоминается отчетливей: я опять проснулась от голосов Кати и мамы. Как оказалось, мышка залезла на плющ и вскарабкалась по нему почти до потолка. Мама и сестра подскочили. Катя схватила литровую банку. Мышка упорно прикидывалась одним из плющовых листиков. Потом сдалась и покорно шлепнулась в банку. Ее торжественно вынесли из дома и отпустили на волю.

А утром я спросила, почему Катя и мама так долго смеялись. Оказывается, что когда сестра, втянув голову в плечи, дрожащим голосом сказала мне: "Вот как теперь спать? Как теперь спать-то?", я ответила басом, с сонным причмокиванием:
- Ну хочешь, я тебе дам свою Кисю?

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios