antrum: (Default)
Остановки в Краснограде я ждала с нетерпением, которое грозило превратиться в недержание. Read more... )
antrum: (Default)
Сейчас я расскажу вам смешную историю про горы и туалет. Вернее - его отсутствие.
Read more... )
antrum: (Default)
Однажды у Леночки появился духовный наставник.
Он ворвался в ее бессмысленное существование, шустро перебирая ногами в полосатых брючках. К брючкам прилагалось мятое лицо, очки и пара замурзанных штиблет.
Наставник Костя был за чистоту и естественность. Очищал организм подозрительно-голубыми пилюлями, оставляя после себя пустые флаконы. Натирал свои бледные усики маслом с острым запахом: для фильтрации грязного воздуха. Носил "экологически чистое белье, купленное у знакомого тайца".
По жизни Костя передвигался тоже на экологически чистом транспорте - шее своей бывшей жены.

Read more... )
antrum: (Default)
В один воскресный вечер я решила победить все свои страхи.

Мне было тринадцать, и меня часто сопровождали вспышки... э-э... не то беспричинной активности, не то идиотского рвения.
Сначала составила план:
1. Найти собаку и пообщаться, а не убегать от нее.
2. Выйти к доске на физике, а не прогуливать.
3. Проехаться по льду. Упаду - не страшно. Пробовать, пока не перестану падать.
Выполнять пункты в указанной последовательности.


Утром в понедельник я прихватила с собой четыре куска колбасы и - так, на всякий случай - суховатую горбушку. Прогулянный урок физкультуры никак не ранил совесть: похерен ради благого дела.
С собакой - общение, со страхом - борьба. "Только бы не перепутать...", - сквозила малодушная мысль.
Read more... )
antrum: (суровая монашка)
В 14 лет я в очередной раз влюбилась. Опять молниеносно-крышесносно. Кате тоже кто-то нравился. Словом, нам было на кого гадать.
Девочки мы турбоинтеллектуальные - карты и зеркала сочли примитивщиной. Взяли в руки еще не читанный "Меч предназначения" Сапковского.
- Что получится у меня с А.? - спросила я у вечности.
Read more... )
antrum: (Default)
Девачьки, вот вы, если случайно встречаете бывшего мужчину своей мечты или просто кого-то очень красивого, выглядите как "к поцелуям зовущая, вся такая воздушная"? Вы прекрасны и слегка надменны, разговариваете с ним, будто с соседским скотчтерьером, и уплываете в золотые дали. А он вслушивается в затихающий цокот ваших каблучков и украдкой откусывает себе локти. Да?

Read more... )
antrum: (Default)
Я не предлагаю помощь дважды.

Read more... )
antrum: (Default)
Про женские капризы.
Я: Боже мой, как здесь жарко! Ужасно жарко, не могу просто.
Аня: Что, действительно так жарко?
Я: Да нет, просто зефира хочется.

* * *

Папа - Кате, в ее день рожденья:
- А я тебя видел сегодня, когда в трамвае ехал. Ты - такая красивая, воздушная - на маршрутку пёрла.

* * *

В дверном проеме вырисовывается грозный и великолепный [livejournal.com profile] dik в шотландском берете, черных очках, бороде и лисапедных перчатках.
- Знаешь, Дик... Если б встретила тебя в темном переулке, я бы почтительно выгнулась дугой.
Всеобщее веселое недоумение.
- Черт! Я хотела сказать - вытянулась по струнке!

* * *

Дядя Дима, безумно дальний роцтвенник, после мясно-водочного семейного ужина целует мне руку и говорит:
- Мы ведь с тобой похожи. Я читал тут книгу, так там написано, что есть семь типов людей.
Закатывает полосатые рукава и старательно загибает пальцы:
- Т-такой тип... Т-такой тип... Дальше - т-такой тип...
Я не выдерживаю:
- Есть еще такой тип... И за ним следует такой вот тип.
- С-совершенно верно, - кивает дядя Дима. И торжественно заканчивает:
- А мы с тобой принадлежим к т-такому типу!

* * *

Света будит меня звонком и с наскоку рассказывает о любовной горести двухметрового роста со смуглым лицом. Я не перебиваю, потому что еще ничего не соображаю. Она рассказывает минут пять, а потом замолкает. Ждет моей реакции.
Резюмирую заплетающимся со сна языком:
- Да... В общем-то, вот так-то.

* * *

Аня-переводчица рассказывала про знакомую семью, которая однажды восторженно обсуждала, как посадит на даче персиковые деревья.
Старенькая бабушка плеснула грусти:
- А я вот умру... И не увижу, как они выросли...
Пятилетняя внучка радостно успокоила:
- Да не волнуйся ты, бабушка! Я тебе два ведра персиков на могилу припру!

* * *

После шоколадно-зефирной недели на носу выскакивает прыщик. Я, в попытке какого-никакого самоутешения, говорю Ане:
- О! Кто-то влюбился.
- Не кто-то влюбился, а кто-то объелся, - ехидствует она.

* * *

- А знаешь, Катя... Так хочется, чтобы в моей жизни появился сильный и умный мужчина, которому я смогу положить грудь на голову!..
antrum: (Default)
Десятый класс. Учебник по географии выдан на двоих с девчонкой Инкой. Инка - рыженькая и веселенькая, отличница и гордость семьи. Днем делает уроки с бешеной скоростью. По вечерам подрабатывает в скромном магазинчике своей мамы.

Как-то вечером захожу к ней в магазин за учебником.
- Ох, - говорит Инка, - А я забыла его захватить. Ничего, сейчас позвоню Димке, пусть принесет.
- Да ладно, - отвечаю, - я и сама к тебе могу зайти. У тебя ж дома кто-то будет?
- Пусть, пусть побегает, жопа такая, - хитро щурится она. - Постой тут за меня пять минут, пока я с ним поговорю.
Краткий ликбез - и я за прилавком, пытаясь привыкнуть к тому, что все ценники видятся перевернутыми с ног на голову.

Первая покупательница долго не могла определиться с выбором коробки конфет. За ней даже скопилась небольшая очередь. Наконец дама купила традиционное "Птичье молоко" и уступила место приятненькому мужчине в симпатичном сером пальто.
- Что вам? - спрашиваю его, исподтишка любуясь пальто.
- Мне потом, - тихо отвечает мужчина.
Потом так потом. Я обратилась к следующей в очереди. Продав ей много всякого-разного, снова обращаюсь к мужчинке.
- Потом мне, - немного громче отвечает он. В низком голосе чувствуется раздражение.
- Как надумаете - обращайтесь, - лучезарно улыбаюсь я. - Следующий!
- Девушка! - перебивает приятненький мужчина. - Я уже давно надумал. Мне. Нужен. Батон.

Потом хохочущая Инка рассказала в ответ свою историю. Пьяный-препьяный покупатель попросил бутылку водки, банку соленых огурчиков и...
- И что еще? - спросила Инка.
- Икра... И-ик! - аж дернулся, такая сильная икота.
- Какая икра? За два? За два пятьдесят?
- И-ик! И крабовые палочки!
antrum: (Default)
Жара - страшное дело. На жаре мозги плавятся, мысли - сгущаются, язык - заплетается, а раздражительность - достигает апогея.

----------

Никто не подозревал, что то прохладное июльское утро самым подлым образом превратится в иссушающе-горячий полдень. Никто. Даже я, надевшая кофточку с длинными рукавами.

В тринадцать-нуль-нуль, изнемогая под раскаленным солнцем на остановке "Педучилище", я желала лишь одного: быстрой и беспроблемной кончины где-нибудь в тени, и чтоб перед смертью дали напиться хотя бы моего нелюбимого лимонада. Тем не менее, жизнь продолжалась.

В тринадцать-нуль-пять ко мне подошел мужичок в костюме Хоттабыча. Есть тут по соседству магазин ковровых покрытий "Хоттабыч", одна из рекламных фишек которого - выпускать на проспект мужика в халате, чалме и войлочной бороде, чтобы тот бродил по улицам с радушной улыбкой, махая рукой прохожим и зазывая их в магазин.

- Зайдите в наш магазин, девушка, - приветливо пригласил меня мужичок.
- Спасибо, я как-нибудь потом.
- Зайдите сейчас! - неискренне улыбался Хоттабыч.
- Я потом, спасибо.

Жарко. Душно. Нужная маршрутка все никак не желает добраться до этой чертовой остановки. Хочется пить. Хочется упасть. Хочется в ванну, полную ледяной воды.

- Нет, вы сейчас зайдите! Даже если ничего покупать не будете, все равно - посмотрите хотя бы. У нас очень много нового товара, - Хоттабыч забыл о правиле личного пространства и подошел ко мне вплотную. - Очень много... - конец противной бороды щекотал мою руку. Мне стало совсем не по себе.
- Дедушка, - бесконечно тоскливо спросила я, - И не жарко тебе в этом душном халате?
Хоттабыч озадаченно ответил:
- Жарко, конечно. А что поделаешь?
- А ты наколдуй себе плавки, вьетнамки, солнцезащитные очки... - апатично предложила я.
- Да не могу я, - развел руками мужичок и хихикнул. - Не умею.
- А как 22 сафьяновых мяча на матче наколдовать, - с внезапной обидой и горечью сказала я, - так сумел, да? Я все про тебя знаю, дедушка! - И недобро прищурилась.
Хоттабыч отпрянул и попятился, приговаривая:
- Девушка, я ненастоящий! Честное слово, ненастоящий!
antrum: (Default)
Навеяно прекрасным постом юзера soffione про подтяжки.

Некоторые предметы одежды - не будем тыкать пальцами - отличаются умопомрачительным ехидством и тенденцией к злорадству. Судите сами:

- Колготки: эти их радостные затяжки и стрелки в неположенных местах и в самые неподходящие моменты - когда ужасно спешишь на работу или - о да, да! - на собеседование.
Поймите меня правильно, я пытаюсь сочувствовать и могу даже понять позицию колготок, когда в честь первого свидания они ухищряются пустить стрелки, по длине превосходящие речушку Нил. Быть может, это из патологической честности они стремятся открыть ухажеру как можно больше сантиметров голой правды. Дескать, мы тебя сразу предупреждали. Уж мы такое видели!
Но что хотят доказать эти безумные камикадзе, когда рвутся за 2 секунды перед важной деловой встречей? Во имя чего умирают у нас (на руках) на ногах?

- Юбки-клеш: бывает, идешь вся восторженно-торжественная сквозь яркий летний полдень, вдыхаешь теплый воздух, любуешься зеленью, опять же. Платьице белое, невинное, трепетное. Легкий ветерок играет с твоими волосами. И вдруг - переходит с волос на подол. Дальше возможны два варианта развития событий: 1) ты воровато оглядываешься, придерживаешь подол руками, сгорбившись подобно Квазимодо, и спешишь перебежать на ближайшую безлюдную (и защищенную от ветра!) местность; 2) идешь с гордо поднятыми головой и подолом и делаешь вид, что не слышишь восхищенного улюлюканья за спиной.
Впрочем, вредный характер свойственен не только расклешенным моделям. Узкие юбки из гладкой и мягкой ткани порой обладают уникальной способностью собираться складками, превращаясь в пояс-гармошку. Или играть в земной шар и с печальным достоинством вращаться вокруг талии. Когда их снимаешь и обещаешь никогда больше не надевать, они выглядят обиженно-отверженными и всячески давят на жалость.

- Колючие свитера: если милая и обычно спокойная девушка внезапно превращается в беспрестанно ерзающий комок нервов, не спешите обвинять себя во всех смертных грехах и каяться в том, что назвали ее эксклюзивно-розовый цвет волос странным-бледно-красным. Проблеме может найтись куда более прозаическая причина. Ибо колючие свитера вытягивают из души все самое злое и неприветливое. А мозг сосредотачивается на одном: когда же все уйдут, и можно будет с наслаждением почесаться - нет, даже не почесаться, а почухаться! - как бездомная блохастая собака.

- Перчатки: судя по всему, это самый свободолюбивый предмет одежды. Ибо хозяев своих они на дух не выносят и стремятся ускользнуть при первой же возможности. Они с удовольствием поедут до конечной станции - разумеется, не с тобой! - или останутся вяло лежать на прилавке, подыскивая нового владельца, от которого впоследствии тоже можно будет уйти каким-нибудь мерзким и неожиданным способом. Очень легкомысленные и нервные особы.

- Носки: романтичные и непостоянные создания, которые стремятся заключить союз с представителями другой расы. Черный хлопковый носок льнет к белому кружевному, желтый носок в цветочек ищет красный шерстяной. У всех носковых рас существует склонность к побегам в никуда, после которых обнаружить их уже не удастся.

От предметов одежды перейду к обуви и аксессуарам.

- Туфли на каблуках: крайне истеричные и неуравновешенные. Знакомство начинают с того, что с садистической радостью натирают все доступные части ступни. Однако время и бактерицидный пластырь лечат все, и как только противные туфли чувствуют, что жизнь хозяйки перестала сводиться лишь к борьбе с ними, они начинают привлекать внимание самым бесцеремонным образом: скандалят и заламывают каблуки, причем обязательно в десяти километрах от ближайшей службы ремонта обуви, в пятнадцати - от дома и в двадцати пяти - от работы. Застигнутой врасплох хозяйке, смятенной и одинокой, волей-неволей приходится общаться с ними. В ответ на ее ругательства и жалобы туфли обычно отвечают сакраментальным: "Куда тебе без нас, тварь ты дрожащая!"

- Зонтики: вытеснив холодной элегантностью скромные и бесхребетные дождевики, эти ужасные живодеры и мотатели нервов прочно вошли в нашу жизнь. Зонты трудно понять: временами они безнадежно замыкаются в себе, и их не вытащить из скорлупы. Временами раскрываются так, что уже не закроешь, даже если надо во что бы то ни стало вползти в маршрутку. Вероятно, им нравится идиотская улыбка, какой ты смягчаешь свои судорожные движения и вид пальцев, до побеления сжатых на дурацкой амбрелле.
Мрачновато романтичны: ищут в спешащей и мокнущей толпе чей-то одинокий взгляд, чтобы впиться в эти прекрасные глаза. Охотно вступают во взаимодействие с уже упомянутыми колготками, избавляя те от нудной необходимости искать шероховатые края и неровности. Пакостливы, причем предпочитают мелкие гадости: к примеру, запутаться спицей в волосах. Услышав твое "Ай!", раскаиваются с притворной искренностью.

Предлагаю вынести предметам, попавшим в список, общественное порицание. Кто хочет - может также высказать свое личное протяжное "Фееее". Надеюсь, что услышат и примут к сведению.

ЗЫЖ Ну что, дорогие мои, есть какие-нибудь дополнения к печальному списку?
antrum: (Default)
Меня вчера построили. Восхитительный восьмилетний мальчик с загорелой мордахой и белобрысой челкой. И его пятилетний брат с кошачьими глазищами-блюдцами.

Началом нашему знакомству послужила моя блестящая мысль пройти с ул. Вакуленчука до ул. Ушакова (примерно 150 м) через дворы, а не по прямой улочке, соединяющей их.
- Нефиг круги наматывать. Ща быстренько попетляю и через пять секунд буду на месте, - удовлетворенно бормотала я. И делала зигзаги - один за другим. Левую руку приятно грела буханка черного хлеба, из правой норовила выскользнуть упаковка конфет "Ромашка" с надорванным полиэтиленом.

Четвертый зигзаг вероломно привел в некое темное место с километровыми деревьями и домами-маньяками, что окружили меня и вытаращились недружелюбными желтыми окнами на хлеб и "Ромашку". Я прижала буханку к груди и огляделась вокруг. Выходов не наблюдалось. Глухие стены и безразличные клены наступали со всех сторон. Душа ждала спасения.

И оно пришло. Мой спаситель обнадеживающе рассекал темноту красной футболкой и светлыми шортами и прореживал хрипловатым голосом тишину:
- Под ноги смотри, Димка. Грохнешься, опять колени разобьешь. Будешь в зеленке весь.
Адресат этих поучений трусил немного сзади и только шмыгал носом в ответ.

- Ээээ... - интеллигентно начала я, - А как пройти отсюда на Вакуленчука?
- Туда иди, - махнул рукой старший.
- Ээээ... А как отсюда выйти?

Он уставился на меня с недоверием.
- Ты че, заблудилась?
Я смущенно молчала и тихонько теребила полиэтилен на конфетах. Мальчик смерил меня взглядом и подытожил:
- Во блин. Как тут можно заблудиться? Ну, пошли.

Одной теплой ладошкой взял мою руку, другой - бледную лапку братца и уверенным шагом повел нас по темным спиралевидным закоулкам, приговаривая:
- Женщины, а особенно девочки, такие бестолковые - я прямо не знаю!....
Я не решилась вступать с ним в споры. В чем-то он был, в принципе, прав.

На Вакуленчука спросил:
- Может, провести тебя куда тебе надо?
На мой отказ пожал плечами. От предложенных конфет "Ромашка" отвернулся:
- Ромашка - говно.
- А братику?
- А у него диатез. Ему все равно, что не жрать.

Мы сердечно попрощались, и я бодро зацокала каблучками. Вслед мне раздалось наставительное:
- Хлеб смотри не урони!
antrum: (penguin)
- Слушай, ну футбол... Ну трагэдия какая-то.
- Не говори... Подкачали, от подкачали.
- Как можно такых несграбных в команду брать?
- Только под пиво и смотрел-то сегодня...
- Ладно, хватит о грустном. Давай с девушкой знакомыться. Девушка, девушка. С вами можно познакомыться?
(Женщина лет сорока молчит в ответ, равнодушно смотрит в окно, жует жвачку.)
- Девушка, девушка. Давайте познакомымся. Вас как зовут?
- Лена.
- Отлично. Я - Ыгорь.
(Лезет с рукопожатиями, трогает за предплечье. Женщина отворачивается.)
- Я тут на Калыновую еду. Живу сам, между прочим. Готовыть умею.
(Женщина молчит.)
- Как вам нравытся эта улица? То есть проспект. Авэню, так сказать. (Задумчивая пауза) Кстати, давайте знакомыться. Я - Ыгорь. А вы?
- Лена я.
- Замечательно. Елена, значыт. Троянская. Прыятное имечко. А спыну на погоду ломит... Ээээх, ломит как... Аж в ухо отдает.
(В разговор вступает второй мужик.)
- Ты как с дамой-то общаешься? От селооо! И акцент у тебя сельский.
(Помолчали, пожевали губами.)
- Давай хоть познакомымся, что ли. Тебя как зовут?
- Сергей, блин.
- А меня Ыгорь. Будем здоровы!
- Да ты задолбал! Уже пятый раз здороваемся!
- А ведь подкачали, подкачали наши... Такые несграбные.
- Ой, и не говори... Только под пиво и смотрел-то. Давай, что ли... С девушкой познакомь-то. Как ее звать?
- Нэ знаю. А меня - Ыгорь.
antrum: (Default)
В молодости мама увлекалась турпоходами. Пришла как-то раз в голову ей и ее друзьям - музыкантам-романтикам - идея поехать на Урал, чтоб совершить там круиз по речушке Чусовой. Сказано - сделано, и вот они всемером приезжают туда. Прирррода!.. Крррасота!... Одно только огорчение: проводники уральские - простые крестьянские люди, которых здешней прелестью совсем не удивишь, ибо к ней они привыкли с малолетства. Поэтому свои лодки они гонят довольно быстро, нигде не задерживаясь. Поэтически настроенные новички, конечно, хотели путешествовать помедленнее, чтобы вдоволь насладиться всеми видами и сделать кучу снимков.

И вот как-то раз подплыла вся команда к месту ну просто неописуемой красоты. Застыли новички в немом восхищении... А уральцы знай себе идут все дальше и дальше. Плюнули на них музыканты, да и остались. Хватит, дескать, нам на горло наступать. Мы для чего сюда приехали? Правильно, на природу смотреть да фотографии делать. Причалили, побродили, исследовали, налюбовались, засняли пейзажи великолепные.
Пришла пора отправляться на точку, где должны были все встретиться. Знают музыканты, что уральские ребята недовольны будут. Решили придумать какую-нибудь отмазку, чтобы гнев смягчить. Один говорит:
- А давайте скажем, что у кого-то из нас понос был и пришлось причалить!
- Ну да, - отвечает группа, - а кого этим позорищем сделаем? Кого потом пайка лишать будем? Кого фталозолом закармливать будем? Есть желающие?
Да, не покатит... Второй предлагает:
- А давайте скажем, что нам пришлось остановиться, причалить и выгрузить все вещи из лодки, потому что в ней вода была, и нам пришлось вычерпывать!
А что? Неплохая идея. Так и решили.

Когда приехали в лагерь, уральцы уже поужинать успели. Сидят, злятся - с одной стороны, страшно за этих недотеп-интеллигентов, хрен их знает, где потеряться могут, с другой стороны - досада берет: ну что за раздолбайство?
Подходит к музыкантам самый главный проводник. Лицо такое угрюмое, хмурое. Спрашивает у одного из них:
- Ну, где шатались?
Того от волнения переклинило, и он забыл, какую отмазку использовать.
- Да вот, у одного из членов экипажа понос случился, - тихонько говорит, - и нам пришлось остановиться.
В этот момент подходит другой паренек-новичок, услышавший только последнюю фразу. Естественно, в полной уверенности, что используется версия о выгружении вещей из лодки. И, чтобы поддержать товарища, добавляет:
- Да, вы знаете, мы так долго вычерпывали!..

ЗЫЖ Потом, когда музыканты садились ужинать, уральцы подкалывали их: дескать, много не ешьте, а то как бы не пришлось вычерпывать.

Profile

antrum: (Default)
antrum

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios